СОВЕТУЕМ ПОЧИТАТЬ

100 самых интересных городов Мира

Узнайте все о самых интересных городах нашей планеты - приготовьтесь к кругосветному путешествию

100 великих кораблекрушений

Подборка самых страшных кораблекрушений в истории человечества

Физиогномика

Наука физиогномика стара как мир. Можно сказать, что она начала формироваться интуитивно. Задумывались ли вы когда-нибудь, почему без видимых причин один человек нам нравится, к другому мы испытываем антипатию, а третий вообще не вызывает никаких эмоций?

Сокровища затонувших кораблей

Узнайте какие сокровища таят в себе морские глубины.

ПОДВОДНАЯ ЛОДКА К-8

ПОДВОДНАЯ ЛОДКА К-8
апрель 1970 года


Советская атомная подводная лодка затонула в результате пожара в Бискайском заливе. Погибли 52 человека.
Судьбы кораблей сродни людским: одни скла¬дываются счастливо, другие, наоборот, трагично. Именно трагичная судьба ожидала атомную под¬водную лодку (АЛЛ) К-8, ставшую первой, но, увы, не последней жертвой отечественного атомного подводного флота и унесшей на дно 52 человечес¬ких жизни.
Атомная торпедная подводная лодка К-8 при¬надлежала к первому поколению наших атомохо¬дов — тех, на чью долю выпали первые походы на полюс и кругосветные плавания. Отечественный атомный подводный флот в то время еще только создавался, и первые лодки таили в себе массу не¬доделок, грозивших обернуться ежеминутной бе¬дой.
Одна из крупнейших катастроф атомного флота России четверть века была окружена строжайшей тайной.
Итак, в феврале 1970 года командир субмарины К-8 капитан 2-го ран¬га Всеволод Бессонов впервые вышел на боевом судне в дальний поход. Во флотской службе он зарекомендовал себя опытным подводником, боевым и решительным командиром. Экипаж его очень уважал, и в нема¬лой степени потому, что командир все свое свободное время отдавал ко¬раблю и подчиненным. Личной жизни у него по сути не было.
По плану лодка должна была вернуться на базу 10 апреля. Но по¬скольку в это время разворачивались маневры «Океан», возвращение за¬держали. К-8 предстояло участвовать в маневрах в Северной Атлантике, поэтому в Средиземном море их загрузили с надводного корабля необхо¬димыми средствами жизнеобеспечения, продуктами, водой. Некоторые из членов экипажа, воспользовавшись оказией, отправили письма домой.
Катастрофа случилась на глубине 40 метров около 10 часов вечера. Что явилось ее причиной — сказать трудно. Как предположила потом комиссия, в седьмом энергетическом отсеке, по правому борту подвод¬ной лодки, начался пожар. Дым по системе вентиляции втянуло в трубку гидроакустиков. К тому же с первых минут вышла из строя вся радио¬связь. На корабле немедленно была поднята аварийная тревога. Коман¬дир приказал всплывать. Лодка выскочила на поверхность и закачалась на волнах.

Экипаж корабля во главе с командиром Бессоновым сражался на пре¬деле возможностей. Героем в той неравной битве был каждый. Несколько часов провел один в горящем отсеке мичман Посохин. Задыхаясь от дыма, он продолжал борьбу с огнем, пока не был спасен товарищами. Врач капитан медицинской службы Арсений Соловей пожертвовал собой, от¬дав свой изолирующий противогаз недавно прооперированному старши¬не. В полном составе погибла на посту первая смена главной энергети¬ческой установки (ГЭУ) атомохода: капитан 3-го ранга Хославский, капи¬тан-лейтенант Чудинов и старшие мичманы Шостаковский и Чугунов. Понимая, что огонь вот-вот ворвется в пост, офицеры наглухо задраили дверь. Умирая, они успели заглушить реактор, посадив компенсирующую решетку на концовики. Расчет ГЭУ ценою своих жизней сделал главное — предотвратил возможный тепловой взрыв. Бывшие в других отсеках под-водники слышали по внутрикорабельной связи их последние слова: «Не¬чем дышать. Кончается кислород. Прощайте, ребята, не поминайте нас лихом!..»
Тем временем командир корабля, капитан 2-го ранга Бессонов пытал¬ся сообщить о случившемся в Москву, организовать борьбу с быстро рас-пространявшимся пожаром. Несколько раз моряки спускались в горя¬щий центральный пост, чтобы ввести в строй радиостанцию, но все по¬пытки оказывались неудачными.
Много людей скопилось в восьмом отсеке. Их выводили на палубу через верхний люк. Концентрация окиси углерода в отсеке к тому време¬ни была уже смертельной: последних выносили на руках, они были в аго¬нии и состоянии клинической смерти. И хотя товарищи пытались их спа¬сти, делая искусственное дыхание, из шестнадцати вынесенных наверх никого спасти не удалось... Еще четырнадцать подводников навсегда ос¬тались в горящих отсеках.
На центральном посту включилась сирена — сработала аварийная защита реакторов и турбин. Лодка осталась без хода и без электроэнер¬гии.
К-8 медленно раскачивалась на волнах Атлантического океана. Про-ходившему невдалеке канадскому судну подали сигнал бедствия — пять красных сигнальных ракет. Но судно описало вокруг лодки дугу и удали-лось, скрывшись за горизонтом.
Утром 10 апреля на горизонте показалось другое судно. Снова дали сигнальные ракеты. К терпящим бедствие морякам подошло болгарское торговое судно «Авиор». Немедленно через Варну в Москву ушла радио-грамма. Теперь К-8 могла рассчитывать на помощь. Вопрос был в другом: успеют ли спасательные силы прийти на помощь подводной лодке? Смо-гут ли подводники дождаться их прихода?
На центральном командном пункте ВМФ руководство спасательной операцией взял на себя Главнокомандующий, адмирал флота С. Горшков. В район происшествия направлялось все, что только можно. Корабли шли самым полным ходом, но расстояние было слишком большим: от
ближайшего из кораблей — гидрографического судна «Харитон Лаптев» — до терпящей бедствие лодки лежало без малого 470 миль.
Тем временем стала резко ухудшаться погода. Бискайский залив — место, печально известное своими штормами, достигающими здесь не-бывалой силы. Теперь экипажу К-8 предстоял еще и бой с разбушевав¬шейся стихией. К этому времени Бессонов уже переправил шлюпками на борт «Авиора» и подошедшего советского теплохода «Касимов» две боль¬шие группы подводников. К вечеру 11 апреля на борту атомохода остава¬лось лишь 22 человека во главе с командиром и старшим помощником Виктором Ткачевым.
Уходившие последней шлюпкой видели, как высоко вверх задрался нос лодки и осела в воду корма. Было ясно, что в выгоревшие кормовые отсе¬ки поступает вода. Но Бессонов все же рассчитывал спасти свой корабль. К утру подойдут спасатели, и можно будет отбуксировать лодку на базу. Этого же требовал в своих радиограммах и Главком ВМФ: «Главное — удержаться на плаву...» Категоричность Главкома вполне объяснима: до того времени советский флот еще не потерял ни одного атомохода, в то время как американцы лишились двух. Даже после самых тяжелых аварий советские атомоходы возвращались домой. Адмирал флота Горшков, ко-нечно же, не желал открыть (в преддверии столетия Ленина!) список по-терь. Тем более что он имел скудную информацию о состоянии лодки. На вопросы Москвы: «Продержитесь ли до подхода спасательных сил?» — Бессонов отвечал: «У нас все нормально. Продержимся».
Ночью подоспели два советских транспорта — «Комсомолец Литвы» и «Касимов», куда с болгарского судна переправили спасенных подводни¬ков. Чуть позже к месту аварии подошел «Харитон Лаптев». Через него в Главный штаб ВМФ было подробно доложено об обстановке на атомо¬ходе.
Из-за большого волнения и снежных зарядов завести на лодку швар-товый конец не удалось. Решено было дожидаться рассвета. Подошедшие суда держались невдалеке от лодки, наблюдая за ней локационными стан-циями.
Между тем из горящих отсеков по всему кораблю стал распростра¬няться угарный газ. Многих оставшихся на лодке стало тошнить. Бессо¬нов приказал вывести всех людей на верхнюю палубу. Но и на мостики попадала разыгравшаяся морская волна. Командир решил часть остав¬шихся подводников отправить на одно из военных судов.
Лодка тем временем все сильнее кренилась кормой. Инженер-капи- тан Пашин, командир электромеханической боевой части, еще раз пре¬дупредил Бессонова о том, что положение критическое.
В 6 часов 13 минут утра 12 апреля находившийся на вахте второй по-мощник капитана теплохода «Касимов» заметил взвившуюся в воздух крас-ную ракету. Вскоре отметка лодки на экране радиолокатора исчезла. А еще через минуту корпус «Касимова» вздрогнул от двух мощных гидрав¬лических ударов.
Суда бросились к месту гибели атомохода. «Харитон Лаптев» спустил вельбот. Прожектора выхватывали в круговерти волн то спасательный круг, то обломки пробки. Слышны были крики погибавших в волнах: «Люди, спасите!..»
Подняли из воды командира второго дивизиона, обнаружили держав-шегося на плаву штурмана, старшего лейтенанта Шмакова. Боцман с «Харитона Лаптева» сумел зацепить его кошкой за китель.
Однако китель разорвался, и штурман пошел ко дну. С баркаса мат¬росы увидели в волнах командира лодки. Бессонов не подавал признаков жизни. Его удалось зацепить багром, схватить за руку. Однако мощная волна тут же отбросила баркас. В руке спасающего осталась только книжка со списком оставшихся на корабле членов экипажа, которую Бессонов, уже будучи мертвым, все еще сжимал в руке. Исполнив свой последний долг, он передал живым имена 22 подводников, погибших вместе с ним.
Поиски людей продолжались еще несколько суток и успехом не увен-чались.
Оставшиеся в живых члены экипажа были пересажены на подошед¬шую плавбазу «Волга», которая взяла курс к родным берегам.
Можно ли было спасти лодку? Часть специалистов склонна считать, что такой шанс был. Но этому помешали как минимум два обстоятель¬ства: отсутствие связи, что не позволило вовремя сообщить о происшед¬шем пожаре, а также шторм, разыгравшийся в ночь на 12 апреля и значи¬тельно ускоривший трагическую развязку.
Тем временем в заполярном гарнизоне Гремиха оповещались семьи погибших. Женам о случившемся сообщали более чем лаконично: «Ваш муж, выполняя боевую задачу, погиб и захоронен в море». В политичес¬ком донесении в адрес московского начальства говорилось: «Весть о ги¬бели мужей и отцов в семьях воспринята с пониманием. Горечь утраты переносится мужественно. Неправильных настроений, высказываний среди жителей поселка нет...»
Затем экипаж был расформирован. Вдовам помогли с жильем, выдали 50-рублевые пенсии. На этом все и закончилось. О К-8, о подвиге ее эки-пажа, до конца выполнившего свой воинский долг, было забыто.
Но экипаж «восьмерки» не исчез. Моряки-подводники и семьи погиб¬ших до сих поддерживают связь друг с другом, стараются собираться вме¬сте в день гибели К-8.

ОСТАВИТЬ КОМЕНТАРИЙ

Write a comment

  • Required fields are marked with *.

САМЫЕ ПОПУЛЯРНОЕ

1 Как искать клады

2 Первые люди на луне

3 Призрачный мир

4 Соперник серебра

5 Психографология

6 Сексуальная агрессия

7 Сексуальные преступления

8 Тайны запахов и звуков

КУПИТЬ РЕКЛАМНОЕ МЕСТО
По вопросам размещения рекламы на сайте пишите на deniwebs@yandex.ru