СОВЕТУЕМ ПОЧИТАТЬ

100 самых интересных городов Мира

Узнайте все о самых интересных городах нашей планеты - приготовьтесь к кругосветному путешествию

100 великих кораблекрушений

Подборка самых страшных кораблекрушений в истории человечества

Физиогномика

Наука физиогномика стара как мир. Можно сказать, что она начала формироваться интуитивно. Задумывались ли вы когда-нибудь, почему без видимых причин один человек нам нравится, к другому мы испытываем антипатию, а третий вообще не вызывает никаких эмоций?

Сокровища затонувших кораблей

Узнайте какие сокровища таят в себе морские глубины.

БАРЖА № 725

БАРЖА № 725
16 сентября 1941 года


Трагедия на Ладоге по своим масштабам не уступает гибели «Титаника». В результате катастрофы погибли более 1000 че¬ловек.
Эта малоизвестная история про¬изошла осенью 1941 года, когда фа-шистские войска сомкнули кольцо вокруг Ленинграда по суше. В этих условиях предпринимались отчаян¬ные попытки эвакуировать из осаж¬денного города как можно больше людей через озеро Ладога.
16 сентября 1941 года состоялась отправка эшелонов с уже успевши¬ми повоевать слушателями военно-морских училищ Ленинграда, из ко¬торых, по приказу Ворошилова, создавался новый особый курсантский батальон.
Первый эшелон, отправленный с финского вокзала, прибыл на стан¬цию «Ладожское озеро» около 13 часов. Местом погрузки был выбран прибрежный лес вблизи порта Осиновец.
Около 17 часов поступил приказ погрузить курсантов. Плавсредством служила баржа № 725, специально предназначенная для перевозки особо¬го батальона. Но к этому времени она оказалась уже на одну треть загру¬жена людьми из различных учреждений, да и другими пассажирами. В итоге, по разным данным, на баржу погрузились от 1200 до 1500 человек, которым предстояло пересечь озеро с запада на восток до порта Новая Ладога. Среди грузов были даже автомашины.
...Легкие порывы ветра, небольшая волна и относительно ясная пого¬да не вызывали у людей никаких опасений. Однако на душе капитана бук¬сира «Орел» Ивана Дмитриевича Ерофеева было неспокойно. Он ходил по Ладоге не один год и хорошо знал коварство осенней погоды в этих местах. Он высказал свои опасения по поводу буксировки баржи в усло¬виях приближавшегося шторма.
Однако начальство оставило приказ без изменения.
Ладога отличается от малых морей только пресной водой. К примеру, средние глубины в Ладожском озере в 3,6 раза больше, чем в Азовском море, а максимальные — в 16 раз. При скорости ветра более 18 метров в секунду высота волн здесь достигает 6 метров.
Итак, в ночь на 17 сентября 1941 года баржа вышла в свой последний рейс.

В трюме освещения не было. Лишь изредка вспыхивали спички, когда кто-то искал место для ночлега. Наконец все устроились и начали засы¬пать под шум воды.
Постепенно ветер крепчал, волнение усилилось. Начавшаяся качка — сначала бортовая, а затем и килевая — разбудила людей. С непривычки у многих началась морская болезнь. Особенно тяжело ее переносили жен¬щины.
Неожиданно корпус баржи сильно заскрипел. В темноте трюма по-слышались обеспокоенные голоса, и в воздухе повисло ощущение боль¬шой беды. Как бы в подтверждение тому послышался шум льющейся воды. Было примерно три часа ночи. При свете спичек обнаружили тре¬щину в обшивке борта. Попытки заткнуть течь вещами успеха не име¬ли — не было ни крепежного материала, ни инструментов.
Старая баржа не способна была долгое время выдерживать удары ог-ромных волн. Через некоторое время в средней части корпуса раздался страшный скрежет, обшивка лопнула, и через большую трещину вода стала быстро заполнять трюм. Поплыли чемоданы, ящики...
В темноте людей охватила паника, послышались крики ужаса, усилил¬ся общий шум. Казалось, что спасение может бьггь только на палубе, и люди устремились к выходным люкам. Однако центральный люк оказал¬ся закрытым на запор с палубы, из-за чего на сходнях под ним скопился народ. На требования открыть люк с палубы отвечали, что выходить на¬верх нельзя в интересах маскировки.
Отчаявшиеся пассажиры, заливаемые водой из треснувшего борта, су¬мели где-то разыскать топор, которым стали рубить люк снизу. Но на палубе у люка встал лейтенант Сазонов и, размахивая наганом, требовал оставаться в трюме и наверх никому не выходить.
Тогда люди от охраняемого лейтенантом бросились к другому, кормо-вому, через который к тому времени кое-кто уже начал выходить наверх. Скоро и тут скопилось много народу. Объятые страхом люди напирали на идущих впереди, а пропускная способность люка была невелика. Каж¬дый человек старался проскочить через люк побыстрее. Не зная о том, что рядом время от времени проносится огромный тяжелый румпель, кое-кто попадал под его роковой удар — человек либо валился обратно на сходни, либо его сметало за борт, откуда возврата уже не было.
В конце концов центральный люк все же был открыт, и выходить из трюма стали быстрее и организованнее. В первую очередь наверх вывели женщин и детей.
Ладога бушевала. Надо отдать должное мужеству терпящих бедствие — люди вели себя относительно спокойно, паники не наблюдалось. Стара¬лись держаться группами, разговаривали, даже шутили. Ночь кошмаров была еще впереди.
Баржа оседала все глубже. Надо было хоть как-то поддерживать плаву-честь судна. Капитан-лейтенант Боков, полковой комиссар Макшанчи- ков и группа курсантов с помощью ведер и ручной помпы пытались отка¬чать воду из трюма. Качали помпу быстро. На место уставших или смы¬тых за борт людей тут же приходили другие. Встав цепочкой, курсанты вычерпывали воду из трюма четырьмя найденными ведрами. Пытались черпать даже бескозырками, но с каждой волной через люки и щели воды наливалось в трюм больше, чем ее откачивали. Когда эго стало очевид¬ным, люди перестали бесполезно тратить силы. Сбросили за борт автома¬шины, и на какое-то время показалось, что баржа немного всплыла и стала легче всходить на волну. Это воодушевило людей, за борт полетели личные вещи.
Но передышка оказалась кратковременной. Неумолимая стихия про-должала наступать. Перекатывающиеся через палубу волны смывали за борт одного человека за другим. Практически все они погибли: в ту ночь температура воды колебалась в пределах от +10 до +12 градусов, а темпе-ратура воздуха от +4 до +9. В таких условиях даже опытному пловцу труд¬но было рассчитывать на удачу.
Некоторые мужчины и женщины, увидев, как быстро уходят на дно те, кто не успел избавиться от тяжелой одежды и обуви, раздевались. Одни жались друг к другу, старались привязаться к выступам на палубе. Другие, считая безнадежным оставаться на барже, прыгали в воду, прихватив де-ревянный брус.
Известный среди курсантов пловец К. Кутузов решил добраться до берега вплавь, несмотря на то, что берега не было видно. Увы, он погиб. Такая же участь постигла еще нескольких пловцов. Людей накрывало вол-ной, затягивало под баржу, другие погибали от переохлаждения.
И все же, несмотря на смертельную опасность, паники не было. Одна старушка тихо шептала, что умирать не хочется. Молодая мать умоляла окружающих спасти ее ребенка... Женщин успокаивали офицеры — мол, помощь уже идет и всех спасут. И действительно, вскоре на горизонте показалась канонерская лодка, шедшая в сторону баржи. Ее появление было встречено на барже с энтузиазмом. Один офицер забрался на кры¬шу рубки и стал размахивать белой простыней, подавая сигналы кораб¬лю. Однако большие волны, пасмурный предутренний свет делали полу¬затопленную баржу малозаметной. Чтобы привлечь внимание спасате¬лей, стали стрелять из винтовок, но они тонули в шуме разбушевавшейся стихии. Канонерская лодка прошла мимо баржи, не заметив ее. Первона¬чальная радость терпящих бедствие сменилась ужасом, и это в огромной степени повлияло на дальнейшие трагические события.
...В эти минуты лейтенант Емельянов осознал, что не сможет спасти свою семью. Он представил себе страшную гибель двухлетней дочки и жены, жизнь без которых теряла всякий смысл. Отец и муж, он решил сам прекратить бесполезные, как он считал, мученья семьи. Он поставил в известность о своем намерении военкома Макшанчикова и, не дождав¬шись ответа, выстрелил в дочь, затем в жену и в себя. Ему никто не ме¬шал. Вскоре тела погибшей семьи поглотила пучина.
К тому времени баржа осела настолько, что ее палуба оказалась на уровне воды. Буксировка стала для «Орла» невозможной. Был отдан бук¬сирный трос, и «Орел» стал маневрировать вокруг баржи, неустанно пе¬редавая сигналы SOS.
Но среагировали на них быстрее фашистские самолеты — сначала раз-ведчики, а затем истребители-бомбардировщики. За морскими волнами следовали ударные волны от разрывов бомб. Хлещущая со всех сторон вода дополнялась ливнем пулеметного огня. Казалось, море и небо объе-динились против пассажиров баржи № 725...
По самолетам открыли стрельбу из винтовок, но оружия было мало, и рассчитывать на эффективность такого слабого огня не приходилось. И в течение дня фашистская авиация неоднократно «утюжила» район бед¬ствия.
Отбомбившись, самолеты в очередной раз улетели. Казалось, насту¬пила передышка, но шторм становился все сильнее. Баржа уже так низко осела, что волны без труда прокатывались над палубой, унося людей в пучину целыми группами. Относительно безопасным местом, куда не так проникала вода, была шкиперская рубка. Поэтому мужчины стали соби¬рать в ней промерзших женщин, детей и подростков.
Необходимо было оглядеться — где буксир, не подходят ли корабли.
Свидетель катастрофы баржи № 725 Владимир Солонцов, в то время курсант Высшего военно-морского гидрографического училища в Ленин-граде, рассказывал: «Мне довелось быть одним из лучших гимнастов учи-лища, поэтому я решил, что смогу забраться на крышу рубки с меньшим риском, чем другие. На случай, если смоет, я разделся, оставшись в тель-няшке и кальсонах, и полез на рубку. Оттуда обстановка выглядела еще мрачнее. Впереди виднелся темный силуэт «Орла*. Черные тучи нависа¬ли так низко, что, казалось, невысокая мачта баржи рвет их в клочья. Высокие волны шли длинными валами одна за другой. Было видно, как тупой нос баржи медленно карабкался на гребень вала, разбивал его вер¬хушку, а затем круто падал вниз.
...Вдруг накатившаяся волна какой-то старинной трехгранной формы тараном ударила по стенкам рубки. Оставшиеся на палубе люди издали крик ужаса. Находясь на крыше, я сразу не понял, что этот водяной вал сорвал рубку с палубы и вынес ее за борт. Помню, как поразился тому, что рубка плывет среди волн, затем вспомнил, что внутри женщины с детьми, и в душе что-то надорвалось.
Никто не мог даже предположить такого варианта. Рубка стала быстро погружаться почти без крена. Кричали оставшиеся на палубе люди. В рубке все было как-то тихо — женщины и дети, вероятно, в первый мо¬мент даже не поняли, что случилось. Рубка ушла на дно меньше чем за минуту, и, когда вода хлынула в нее, матери, скорее всего, успели лишь прижать детей к себе. Их личная борьба за жизнь была проиграна...
Это были страшные мгновенья в моей жизни. Я — сильный мужчи¬на — стоял на уходившей под воду рубке и ничего не мог сделать для спасения людей. Когда вода дошла до пояса, я оттолкнулся и поплыл в сторону «Орла». Трудно сказать — за какое время, но мне все же удалось добраться до буксира. Матрос бросил мне веревку и помог подняться на палубу. Я присоединился к спасателям».
Спасательные действия «Орла» начались на рассвете. Капитан букси¬ра Ерофе!ев рисковал судном и экипажем, но сделал все возможное для спасения погибающих людей, не ожидая подхода других спасателей.
Когда стало ясно, что баржа еще какое-то время продержится на пла¬ву, было принято решение спасать людей с воды. Но как же было трудно его осуществить в условиях сильнейшего — десятибалльного! — шторма.
Курсанты Ситкин и Вдовенков вспоминали, как их плотик волной прижало к борту буксира вровень с палубой, и они просто спрыгнули на нее. Через некоторое время к «Орлу» подплыла женщина. На ней было только нижнее белье, а шел уже четвертый час после начала катастрофы, ей бросили веревку, и она самостоятельно поднялась на борт.
Это, пожалуй, самые счастливые случаи. Но большинство людей было обессилено и парализовано холодом. Одному офицеру удалось добраться до буксира, но сил схватить круг не осталось. Его затянуло под корму.
«Орел» маневрировал вокруг баржи, подбирая людей, когда произо¬шел самый страшный эпизод этой долгой трагедии. Ударами гигантских волн средняя часть палубы баржи с еще находившимися на ней сотнями людей была оторвана от корпуса и смыта за борт. Разбушевавшаяся сти¬хия за считанные минуты раскрошила ее на мелкие части. Именно в этом страшном месиве человеческой плоти, дерева и воды быстро погибла боль¬шая часть из почти тысячи мужчин, женщин и малолетних детей, нашед¬ших в тот день свою могилу на дне Ладоги.
«Орел» продолжал работать. Он то возносился форштевнем над во¬дой, обнажая переднюю часть красного днища, то опадал носом, обна¬жая гребной винт. Более пяти часов буксир подбирал тонущих и уже не-допустимо глубоко осел под тяжестью. Буксир был слишком малым суд¬ном, а вокруг находилось еще много погибающих людей, которых он не мог принять на борт.
Тогда контр-адмирал Заостровцев, находившийся на «Орле», потребо¬вал от командира канонерской лодки «Селемджа» оказать немедленную помощь. Оставив для «Селемджи» последнюю группу людей на разрушен-ной барже, «Орел» взял курс на Новую Ладогу.
Благодаря самоотверженным действиям капитана и экипажа добро-вольных помощников из числа спасенных, «Орел» подобрал среди волн 216 человек!
К концу трагедии баржа была низко притоплена, и только нос с кор¬мой немного выступали из воды. Оставшиеся на ней люди при каждом приближении волны дружно и громко предупреждали: «Держись! Волна!» Держались за выступы, за палубные детали, за проломы. Тяжело тянулись часы. Люди начали переохлаждаться, коченеть. Тех, кто застывал окон-чательно, волны смывали с палубы на борт, либо в трюм. Потом, спустя месяц, в заполненном водой трюме будет найдено много трупов.
На горизонте виднелась канонерская лодка «Селемджа», и люди очень надеялись на нее. Но «Селемджа» в течение всего дня отбивала налеты вражеской авиации. И лишь когда «Орел» приблизился к канонерской лодке и контр-адмирал Заостромцев под угрозой применения оружия при¬казал ее командиру немедленно оказать помощь оставшимся на барже, «Селемджа» подошла к терпящим бедствие. Ей удалось спасти еще 24 че¬ловека.
Точное число погибших в катастрофе баржи № 725 из-за отсутствия полного учета пассажиров никогда не станет известным. Только по спис¬кам военно-морских училищ, Военно-морской медицинской академии и Гидрографического управления погибли 685 человек. Кроме них жертва¬ми трагедии стали все дети, ученики ремесленного училища, члены се¬мей офицеров, а также вольнонаемные работники Артиллерийского и Тех-нического управления ВМФ и другие лица, сумевшие погрузиться на бар¬жу. Погиб также взвод курсантов Ленинградского Военно-инженерного училища им. А.А. Жданова.
Даже если на барже было 1200 человек, то погибло около 1000. Но число жертв могло быть и больше, так как по другим данным баржа везла 1500 пассажиров.
Судами «Орел» и «Селемджа» подобрано всего 240 человек.
Ладожская катастрофа, безусловно, относится к одной из крупнейших в истории мореплавания. По числу жертв она сравнима с крушением «Ти-таника»...

ОСТАВИТЬ КОМЕНТАРИЙ

Write a comment

  • Required fields are marked with *.

САМЫЕ ПОПУЛЯРНОЕ

1 Как искать клады

2 Первые люди на луне

3 Призрачный мир

4 Соперник серебра

5 Психографология

6 Сексуальная агрессия

7 Сексуальные преступления

8 Тайны запахов и звуков

КУПИТЬ РЕКЛАМНОЕ МЕСТО
По вопросам размещения рекламы на сайте пишите на deniwebs@yandex.ru