СОВЕТУЕМ ПОЧИТАТЬ

100 самых интересных городов Мира

Узнайте все о самых интересных городах нашей планеты - приготовьтесь к кругосветному путешествию

100 великих кораблекрушений

Подборка самых страшных кораблекрушений в истории человечества

Физиогномика

Наука физиогномика стара как мир. Можно сказать, что она начала формироваться интуитивно. Задумывались ли вы когда-нибудь, почему без видимых причин один человек нам нравится, к другому мы испытываем антипатию, а третий вообще не вызывает никаких эмоций?

Сокровища затонувших кораблей

Узнайте какие сокровища таят в себе морские глубины.

ЛА БУРГОНЬ

ЛА БУРГОНЬ
4 июля 1898 года


Французский лайнер затонул у острова Сейбл после столкно¬вения с английским парусным кораблем «Кромантишир».
Погибло 561 человек.
Было еще темно, когда Оскар Хендерсон, капитан английского па¬русного барка «Кромантишир», под¬нялся на палубу. Судно приближа¬лось к району острова Сейбл. Нака¬нуне вечером Хендерсон приказал вахтенному штурману разбудить его, если видимость ухудшится. Так оно и случилось — «Кромантишир» по¬пал в туман, которым почти всегда окутан коварный Сейбл, этот леген¬дарный «Остров призраков». Капи¬тана беспокоила не только близость его опасных песчаных отмелей, сколько вероятность столкновения здесь с другим судном.
Судно шло со скоростью 5—
6 узлов. Каждые две минуты с носо¬вой части корабля раздавался про¬тяжный, чуть приглушенный тума¬ном звук горна.
Вахту нес молодой третий штур¬ман Александр Стюарт.
Начинало светать, и туман немного поредел. Стюарт услышал отда¬ленный низкий бас гудка парохода. Через минуту он был уже слышен яснее, еще через минуту — совсем отчетливо. По мощному звуку гудка можно было предположить, что это большой пароход. Вдруг с бака «Кро- мантишира» раздался крик впередсмотрящего — матроса первого класса Хэлли: «Судно слева по носу!»
Капитан Хендерсон увидел впереди бушприта своего барка вынырнув¬ший из тумана длинный черный корпус судна с четырьмя мачтами без парусов. Оно с большой скоростью двигалось под острым углом слева направо по отношению к курсу «Кромантишира». Капитан подбежал к нпурвалу и со всей силой начал его быстро крутить.
В это время с бака послышался звон разбиваемого стекла, треск ло-мающегося дерева, свист лопнувших стальных штагов корабля.

хода. Потом донеслось несколько выстрелов ракетниц, и сквозь уже рассеявшийся туман можно было увидеть красные вспышки ракет. Капи¬тан барка дал несколько гудков туманным горном и послал в небо не¬сколько сигнальных ракет. Но раздавшиеся в ответ гудки парохода теперь едва можно было различить, их уносило в сторону. Пароход уходил...
Минуты через три после удара на разрушенном мостике «Ла Бургони» появился капитан Делонкль и вся палубная команда из кубриков высыпа¬ла наверх. Матросы получили приказ откачивать воду ручными помпами. Но лайнер уже имел крен на правый борт, и, зная характер повреждений, Делонкль понимал, что судно спасти невозможно. Тем не менее он ре шил попытаться выбросить лайнер на песчаные отмели Сейбла, до кото¬рого было примерно 60 миль. Капитан перевел ручки машинного теле¬графа с положения «Стоп» на «Полный вперед», приказал править по ком¬пасу курсом «Норд 10 градусов к осту». Несмотря на сильные разруше ния в корпусе, перебитые паропроводы и панику в котельном отделении, машина лайнера заработала, и «Ла Бургонь» рванулась вперед. Механики доложили на мостик, что топки второго котельного отделения будут за¬литы водой через 10 минут. На самом деле это случилось через 5 минут. С каждой минутой правый борт его оседал все глубже. Вода начинала зали вать пароход через пробоины, еще только что находившиеся выше ватер¬линии. Когда она залила топки, котельное отделение наполнилось едким угольным дымом.
Машина «Ла Бургони» остановилась, винт парохода перестал вращаться.
В наступившей тишине, прерываемой теперь лишь шипением выры-вающегося из машины пара, на палубах «Ла Бургони» раздались крики...
Когда машина «Ла Бургони» стала, капитан Делонкль приказал всем офицерам явиться на мостик. Отдав команду спасать на шлюпках в пер¬вую очередь женщин и детей, Делонкль пожал всем офицерам руку, по¬прощался с ними и остался на мостике один среди обломков.
Матросы начали снимать со спасательных вельботов брезенты, и пас-сажиры бросились занимать в шлюпках места. На лайнере было всего десять гребных судов, из которых три были разбиты в момент удара. Семь оставшихся, конечно, не могли вместить всех пассажиров и команду лай¬нера.
С момента столкновения прошло всего 5—7 минут, а на палубе паро¬хода уже творилось что-то невообразимое. Не случайно это кораблекру¬шение в летопись морских катастроф вошло под такими названиями, как «кровавое кораблекрушение» и «варфоломеевское утро».
Хроники свидетельствуют, что на борту «Ла Бургони» среди пассажи¬ров находилась часть команды одного австрийского парохода, который потерпел крушение у берегов Америки. Пережив одно крушение и спас¬шись просто чудом, эти люди снова предстали перед фактом неминуемой гибели. Проснувшийся в них звериный инстинкт лишил их человеческого облика. В тот момент, когда одни помогали женщинам сесть в шлюпки, поддерживали стариков и бережно передавали младенцев, австрийские мо¬ряки револьверами и ножами прокладывали себе дорогу к шлюпкам. Их примеру последовали итальянские эмигранты, которые составляли боль¬шую часть обитателей третьего класса. На палубе заблестели лезвия но¬жей...
Второй штурман руководил спуском одной из шлюпок левого борта. Он смог посадить в нее женщин и детей. Шлюпка находилась у борта, и глаголь-гаки ее талей еще не были отсоединены, когда с палубы по тро¬сам стали спускаться итальянцы. Невзирая на мольбы и крики матерей и плач детей, мужчины-эмигранты, стараясь спасти свою жизнь, потопили шлюпку: хрупкое суденышко не выдержало веса людей и наполнилось водой — матери с детьми оказались в воде. То же самое произошло и со второй шлюпкой.
Австрийцы пробивались сквозь обезумевшую толпу к большому кате¬ру, который был закреплен на кильблоках по левому борту на носовой палубе. Не зная, как его нужно спустить, они столкнули его в воду и начали прыгать за борт.
Один из офицеров «Ла Бургони» с трудом разместил в одной из шлю¬пок левого борта группу женщин и детей. Он надеялся, что матросы по¬заботятся спустить эту шлюпку на воду, и занялся посадкой женщин в другую шлюпку. Но в шлюпке, где сидели женщины, заело блок кормо¬вых талей, и она с сильным наклоном на нос так и осталась висеть, рас¬качиваясь на талях.
Лайнер продолжал валиться на правый борт, вода уже подступала к главной палубе. Из помещений третьего класса на шлюпочную палубу толпой лезли охваченные страхом полуодетые эмигранты. Попытки офи¬церов лайнера сдержать их натиск не имели успеха. Офицеров уже никто не признавал, повсюду царили анархия и беспорядок. В носовой части парохода, где матросы раздавали из большого ящика спасательные на- |рудники, шли непрерывные драки, люди вырывали друг у друга эти, став¬шие теперь на вес золота, предметы и в спешке надевали их на себя. Мат¬росам «Ла Бургони» было не до объяснений, как правильно надевать и завязывать нагрудники. Позже выяснилось, что именно это многим пас¬сажирам стоило жизни. Они завязали нагрудники слишком низко — по талии, вместо того чтобы закрепить их ремнями на уровне груди. Позже, и местах, где затонула «Ла Бургонь», нашли десятки трупов, которые пла¬вали вверх ногами...
Финал драмы был уже близок — и с минуты на минуту «Ла Бургонь» должна была опрокинуться на правый борт. Ни водонепроницаемые от¬секи лайнера, большая часть дверей в которые была закрыта, ни про¬дольные переборки котельных отделений, делящие их на две части, не спасли лайнер от гибели. Его запас плавучести и остойчивости был на исходе...
До самой последней минуты на лайнере шла отчаянная борьба за + изнь... Те, кому не нашлось места в шлюпках, столпились на палубе под ходовым мостиком вокруг капитана. Делонкль ободрял этих несчас¬тных советами, как нужно прыгать за борт, если судно начнет оп¬рокидываться. Среди этого беспорядка и ужаса он был бессилен что- либо изменить. Этот человек, возвращения которого на берегу ждали жена и пятеро детей, не имея в душе никакой надежды на спасение, сохранял мужество и самообладание. Рядом с капитаном стоял пасса¬жир, жену которого задавили в свалке у шлюпки, и держал на руках двух голых кричащих младенцев. На синеющих от холода детей кто-то на¬бросил плед, снятый со своих плеч.
В это время рядом с ходовым мостиком матросы предпринимали пос-ледние попытки исправить сломанное устройство шлюпочных талей и спустить на воду последнюю шлюпку, для этого необходимо было осво¬бодить шлюпку и всем выйти из нее на палубу. Но, несмотря на объясне¬ния и уговоры капитана и офицеров, ни один человек в этой шлюпке не двинулся с места: рядом стояла толпа, готовая каждую секунду броситься на штурм освободившейся шлюпки. Эта шлюпка пошла на дно вместе с пароходом...
В течение последующих долгих месяцев и даже лет драма у острова Сейбл занимала почти всю мировую прессу.
Американская газета «Нью-Йорк Мэйл энд Экспресс» через два дня после гибели «Jla Бургони» констатировала: «Каков бы ни был приговор суда в отношении управления лайнером, как до столкновения, так и пос¬ле, факт остается фактом: в истории трагедий на море, сохранившихся в памяти человечества, подобного еще не было».
А на полосе нью-йоркской «Таймс» стоял такой заголовок: «Это был французский корабль, и с него спаслась лишь одна женщина». К велико¬му позору фирмы «Компани женераль трансатлантик», это был факт. Из 200 женщин, 50 грудных младенцев и 30 детей постарше спаслась только одна женщина.
Перед тем как лайнер опрокинулся, капитан Делонкль, второй штур¬ман Дюпон и рулевой Деваль поднялись на разрушенный мостик. Вода уже подошла к их ногам. Жизнь парохода исчислялась теперь секундами.
Делонкль схватил линь малого аварийного гудка и потянул: над паро-ходом раздался пронзительный гудок, он пронесся над покрытым тума¬ном океаном как крик агонии. Потом волны скрыли ходовой мостик лай¬нера.
Вот как описывал последние минуты «Ла Бургони» один из спасшихся пассажиров — швейцарец Найффелер:
«Раздался какой-то громкий треск, и корабль, опрокидываясь на пра¬вый борт, стал быстро уходить кормой в воду. Десятки людей, оставшие¬ся на палубах, стали прыгать за борт по мере того, как пароход погружал ся с шипением, окутанный паром. Оказавшись в воде, люди плыли к шлюп кам и, залезая в них, топили их...»
Среди плававших обломков люди боролись за жизнь. В большинстве такие поединки кончались в пользу смерти: над скрытым туманом мо рем раздавался последний крик, и человек исчезал в волнах. Так погиб русский борец Юсупов. Он не умел плавать. Рулевой Деваль при погру¬жении судна попал в водоворот и был увлечен под воду на глубину, как он говорил, около 20 метров. Он считал себя погибшим, но каким-то чудом смог вынырнуть на поверхность и залезть на днище перевернутой шлюпки.
Борьба за место в шлюпках и на плотах продолжалась еще несколько часов после погружения «Ла Бургони».
Оказавшиеся в воде люди подплывали к шлюпкам и пытались найти в них спасение. Но их безжалостно били по голове веслами и отпорными крюками, ударяли по ухватившимся за планширь шлюпки пальцам.
Первые две шлюпки «Ла Бургони», которыми командовали матросы Жандро и Ле Корр, были спасены «Кромантиширом» около 6 часов утра, когда туман почти рассеялся.
По мере того как на палубу корабля стали прибывать израненные, искалеченные спасшиеся, начала вырисовываться страшная картина ги¬бели парохода. Хендерсон, чтобы принять на борт спасенных, выбросил около 30 тонн груза за борт. В полдень того же дня к борту «Кроманти- шира»^ подошел пароход «Грешиан», который направлялся из Глазго в Нью-Йорк. «Кромантишир» пришлось взять на буксир, без носовых па¬русов он был неуправляем, а в первом трюме уровень воды достигал
2,5 метра.
Когда капитан Хендерсон произвел подсчет спасшихся с «Ла Бурго¬ни», то получил следующие цифры: 59 пассажиров (включая единствен¬ную женщину) и 105 членов экипажа. Всего 164 человека. Напомним, что на лайнере в момент выхода из Нью-Йорка было 725 человек: 597 пасса¬жиров и 128 членов экипажа. Таким образом, число жертв этой катастро¬фы составляет 561 человек: 538 пассажиров и 23 члена экипажа. (Различ¬ные морские историки указывают число погибших по-разному: 597, 565 и Л46 человек.)
Сразу же после того, как пароход «Грешиан» прибыл в Галифакс, по разбору катастрофы было назначено следствие. Показания очевидцев ус- гиновили факты многих убийств на борту лайнера до его погружения и после — на плотах и в шлюпках. Виновные в убийстве австрийские моря¬ки и итальянские эмигранты под конвоем были отправлены во Францию. Не в лучшем свете выглядели и спасшиеся члены команды «Ла Бургони».
( равнение цифр числа погибших пассажиров и моряков лайнера — 538 и 2) — говорило не в пользу последних. Допрос свидетелей позволил уста¬новить личности и тех членов команды «Ла Бургони», которые также Совершили зверские убийства на борту.
Единственное, что в какой-то мере реабилитировало французских су-довладельцев в глазах мировой общественности, был факт гибели при ис-полнении служебных обязанностей всех (кроме одного) офицеров лайне- |ч Этим одним оказался штурман Делинж. В его адрес не последовало ни одного нарекания со стороны свидетелей катастрофы. Делинж при¬знал факт, что «Ла Бургонь» в течение всей ночи шла в тумане полным ходом, неся включенными ходовые огни и все время подавая гудки. Но ответственность за это полностью лежала на капитане Делонкле, кото¬рый погиб вместе со своим судном.
25 сентября 1898 года в Галифаксе с капитана «Кромантишира» пол¬ностью были сняты все обвинения.

ОСТАВИТЬ КОМЕНТАРИЙ

Write a comment

  • Required fields are marked with *.

САМЫЕ ПОПУЛЯРНОЕ

1 Как искать клады

2 Первые люди на луне

3 Призрачный мир

4 Соперник серебра

5 Психографология

6 Сексуальная агрессия

7 Сексуальные преступления

8 Тайны запахов и звуков

КУПИТЬ РЕКЛАМНОЕ МЕСТО
По вопросам размещения рекламы на сайте пишите на deniwebs@yandex.ru