СОВЕТУЕМ ПОЧИТАТЬ

100 самых интересных городов Мира

Узнайте все о самых интересных городах нашей планеты - приготовьтесь к кругосветному путешествию

100 великих кораблекрушений

Подборка самых страшных кораблекрушений в истории человечества

Физиогномика

Наука физиогномика стара как мир. Можно сказать, что она начала формироваться интуитивно. Задумывались ли вы когда-нибудь, почему без видимых причин один человек нам нравится, к другому мы испытываем антипатию, а третий вообще не вызывает никаких эмоций?

Сокровища затонувших кораблей

Узнайте какие сокровища таят в себе морские глубины.

«МАРИЯ ЦЕЛЕСТА»

«МАРИЯ ЦЕЛЕСТА»
ноябрь 1872 года


Американская бригантина была обнаружена в океане между Азорскими островами и Португалией. Ее экипаж бесследно исчез. Тайна «Марии Целесты» — одна из великих тайн оке¬ана.
Никакое повествование о тайнах океана не будет полным без расска¬за о бригантине «Марии Целесте». Хотя ее, уже без людей, нашли в океане между Азорскими островами и Португалией, вспоминают о ней чаще всего в связи с тайнами Бер¬мудского треугольника. Она находи¬лась примерно в 590 милях к западу от Гибралтара. Все суда, брошенные командой, где бы их ни находили, сравнивают с «Марией Целестой», и все таинственные истории, с кем бы они ни случались, нарекают ее именем. Например, звено из пяти торпе¬доносцев, исчезнувшее в декабре 1945 года возле побережья Флориды, часто именуют «Марией Целестой» от авиации».
О «Марии Целесте», самом известном покинутом судне прошлого века, рассказывали столько, что уже почти невозможно отличить, где правда, а где вымысел. Для решения этой загадки предлагались десятки различных версий, от самых простых до самых умопомрачительных, но никто до сих пор не знает и, по-видимому, никогда не узнает, что же произошло на самом деле.
...В пятницу 13 декабря 1872 года два человека в фуражках офицеров торгового флота вошли утром в кабинет командира порта "Гибралтара. «Мое имя Морхаус, — сказал один из них, тот, что был повыше рос¬том. — Я капитан американского судна «Деи Грация», которое вчера ве¬чером прибыло в порт. А это мой помощник Оливье Дево. Я пришел вам доложить, при каких обстоятельствах мне пришлось спасти бригантину «Марию Целесту», на которой не оказалось команды».
Вот что рассказал Морхаус, обращаясь к записям в судовом журнале и к памяти своего помощника, чтобы уточнить некоторые детали.
Точно в полдень 4 декабря 1872 года капитан «Деи Грация» определил по солнцу свои координаты — 38°20' северной широты и 13°37' западной долготы. До Гибралтара оставалось менее 400 миль — два дня плавания. Судно совершало плавание из Нью-Йорка в Геную.
Капитан уже собрался сойти с полуюта, как впередсмотрящий доло-жил, что впереди по левому борту парус.
Через несколько минут стал виден силуэт небольшого корабля. По его оснастке можно было определить, что это бригантина — двухмачто-вое судно с прямыми парусами на передней мачте и косыми, как у шху-ны, на задней. Бригантина шла на одном только кливере и кормовом фоке, убрав все остальные паруса. Флаг на нем был американский.
«Я сразу заметил, что судно плохо держится курса, продвигаясь вперед зигзагами. Когда суда немного сблизились, я велел поднять обычный сиг¬нал, сообщая международным кодом название своего корабля, порт от¬правления и порт назначения. Никакого ответа. Тогда я велел просигна¬лить: «Нуждаетесь ли вы в помощи?» Опять никакого ответа. Подойдя еще ближе, я рассмотрел, что на палубе никого нет, и смог уже прочи¬тать на борту бригантины «Мария Целеста».
Капитан «Марии Целесты» американец Бенджамин Бриггс был другом Морхауса. Они знали друг друга с детства. Почти одновременно стали капитанами. В один и тот же год женились. Оба судна загрузили свои трюмы в Нью-Йорке в начале ноября. «Мария Целеста» вышла из Нью- Йорка 7 ноября и направилась в Геную. «Деи Грация» отошла от прича¬лов Нью-Йорка 15 ноября и взял курс на Гибралтар.
Удивленный и даже обеспокоенный, Морхаус решил лечь на обрат-ный курс и догнать бригантину, следующую в западном направлении. Оказавшись поблизости от бригантины, он послал на «Марию Целесту» старшего штурмана Оливера Дево и двух матросов.
«Мы поднялись на палубу по свисавшим через борт тросам, — сооб-щил Дево. — Бриг давал крен на правый борт. У штурвала никого не было, и он крутился из стороны в сторону. Мы осмотрели все судно, от палубы до трюма, но никого не нашли».
На бригантине мачты и рангоут оказались в полном порядке. Фок и верхний фор-марсель, вероятно, сорвало ветром. Спущенный грот-стак- сель лежал на крыше носовой рубки. Поставлены были только кливер и фок-стаксель, а остальные паруса убраны.
Первое, что бросилось в глаза Оливеру Дево, был открытый люк но-сового трюма. Его деревянные лючины валялись рядом на палубе внут-ренней стороной вверх.
Груз, состоящий из 1700 бочек коньячного ректификата, остался не-тронутым. Между бочками плескалась вода. Уровень воды в трюме был около метра.
Второй трюм тоже оказался открытым. Его люковые крышки были сложены как положено — нижней стороной к палубе. В этом трюме так-же была вода.
Старший штурман обратил внимание на то, что все шесть окон кор-мовой надстройки были закрыты брезентом и досками.
В каюте капитана световой люк оказался открытым. Палуба, перебор-ки и все вещи в каюте были влажными. Судовые документы отсутствова-ли. Не было также секстана, хронометра и навигационных книг.
Дево вышел в коридор и открыл дверь соседней каюты — старшего помощника. Здесь было сухо. На столе лежал раскрытый судовой жур-нал «Марии Целесты». Последняя запись в нем относилась к 24 ноября 1872 года. В ней говорилось, что в полдень этого дня судно находилось, по астрономическому определению, в точке с координатами 36°57' север¬ной широты и 27°20г западной долготы. То есть тогда бригантина находи¬лась в 100 милях к западу от Азорских островов. Но теперь «Мария Целе- ста» была в 500 милях к востоку от них!
В кают-компании на столе были расставлены тарелки и чашки, лежа-ли ложки, ножи и вилки. У иллюминатора стояла швейная машинка. На швейной машине стояла бутылочка с машинным маслом, это явно сви-детельствовало о том, что море было спокойным. На полу были разбро-саны игрушки.
Штурман «Деи Грация» увидел на письменном столе грифельную дос¬ку, на которой судоводители обычно делали черновые пометки, перед тем как сделать запись в вахтенном журнале. Оказалось, 25 ноября 1872 года в 8 часов утра бригантина находилась в 6 милях к зюйд-зюйд-весту от ост¬рова Санта-Мария (один из Азорских островов).
В ящиках стола Дево обнаружил драгоценности и две пачки денег — фунты стерлингов и доллары.
В носовом кубрике рундуки матросов оказались в полном порядке, зюйдвестки были развешены, на веревке сушились матросские робы. Нигде никакого следа насилия. Оставлены были даже трубки, чего не сделает в здравом уме и твердой памяти ни один моряк.
В кладовой хранились запасы провианта, которых хватило бы на пол-года. Дево снова вернулся на мостик, отыскал судовой журнал.
Продолжая осмотр, Дево установил, что шлюпки отсутствуют. Если судно было оставлено по каким-либо таинственным причинам, то это произошло совсем недавно.
Выслушав отчет помощника, Морхаус сам осмотрел бригантину, пос-ле чего поручил трем своим морякам вести его следом за ними в Гибрал¬тар. «Деи Грация» прибыла туда вечером 12 декабря. «Мария Целеста» на другой день. Закончив свой рассказ, Морхаус заявил, что просит премию, положенную капитанам, спасшим брошенное судно.
«Это будет сделано, — ответил командир порта, — как только закон-чится необходимое расследование».
Королевский юрисконсульт в Гибралтаре Салли Флуд, исполнявший одновременно обязанности и главного прокурора, назначил для рассле-дования специальную комиссию, куда были включены чиновники Адми-ралтейства, капитан английских военных кораблей, инженеры-корабле-строители и юристы.
Из Нью-Йорка сообщили, что «Мария Целеста» вышла 4 ноября 1872 года в Геную под командованием Бенджамина С. Бриггса с грузом коньячного ректификата. Затем бригантине предписывалось посетить дру¬гие порты Италии. Команда судна была укомплектована полностью. При отплытии на борту «Марии Целесты» находились капитан Бриггс с женой и двухлетней дочерью Софи (поэтому там и была женская и детская одеж¬да), лейтенант, старшина, шесть матросов и кок. Эти скупые данные не пролили света на загадочные обстоятельства исчезновения экипажа бри¬гантины. Ничего не дал следствию и тщательный осмотр судна. Было установлено, что корпус бригантины находился в хорошем состоянии.
«Марию Целесту» построили в Новой Шотландии, на острове Спен-сер, в 1862 году. Строителем бригантины был известный корабельный мастер Джошуа Дэвис. Водоизмещение судна было 282 тонны, длина —
30 метров, ширина — 7,6 метра и осадка — 3,5 метра. Англичане, зака-завшие Дэвису бригантину, назвали ее «Амазонка». Не прошло и года, как «Амазонка» завоевала репутацию отличного судна.
Но после того как бригантина села на мель, ее поставили в сухой док, отремонтировали и продали в Америку. Здесь уже под новым названи¬ем — «Мария Целеста» — судно совершило немало успешных переходов через Атлантику и считалось лучшей бригантиной на северо-восточном побережье Америки...
Еще в начале следствия прокурор Салли Флуд пришел к заключению, что на «Марии Целесте» взбунтовался экипаж. Он окончательно уверил¬ся в этом, когда на судне нашли шпагу с бурыми пятнами на острие. Такими же пятнами была покрыта в некоторых местах и палуба. «Это кровь», — заявил прокурор.
Однако анализ показал, что это обыкновенная ржавчина или следы вина. «В носовой части погнут фальшборт», — сообщил один из прово-дивших расследование. «Результат обычного воздействия шторма», — ос¬мотрев поврежденные места, заключил инспектор по мореплаванию.
Салли Флуд настаивал на своем: «Матросы «Марии Целесты» перепи¬лись и подняли бунт. Они убили капитана, его жену, дочь, лейтенанта, старшину и выбросили трупы в море. Потом, отрезвев и увидев, что на¬творили, матросы покинули корабль и были подобраны каким-то кораб¬лем».
Такие гипотезы ничем нельзя было ни подтвердить, ни опровергнуть. Консул Соединенных Штатов в Гибралтаре направил донесение в Ва-шингтон, чтобы там могли принять необходимые меры для розыска и наказания преступников. Прокурор со своей стороны дал знать в Мини-стерство торговли в Лондоне и во все английские и американские кон-сульства, чтобы в случае, если обнаружатся люди с «Марии Целесты», их сразу задержали и допросили. К тому же все крупные газеты, выхо-дившие на английском языке, напечатали сообщения с призывом ко всем, кто мог дать какие-нибудь сведения о «Марии Целесте», обратиться к властям.
Комиссия решила, что шторм не мог стать причиной трагедии. Один из главных доводов — масленка на швейной машинке. При шторме ни-
100 ВЕЛИКИХ КОРАБЛЕКРУШЕНИЙ
- —
кем не управляемая бригантина испытывала бы сильную бортовую и ки-левую качку, в результате чего масленка соскользнула бы с гладкой пол-ки швейной машинки на ковер. Это случилось бы и с тарелками, стояв-шими на столе в кают-компании.
Вскоре из Нью-Йорка в Гибралтар прибыл Джеймс X. Уинчестер, вла-делец бригантины, и с ним капитан Хатчинс, который должен был при-нять командование судном, когда следствие будет закончено. Уинчестер сообщил, что обнаруженная на корабле фисгармония принадлежала мис-сис Бриггс, которая взяла ее с собой, чтобы развлечься во время плава-ния. А из двух спасательных шлюпок одна была сломана во время погруз¬ки и ее не успели заменить, но вторая во время отплытия, несомненно, была на корабле.
Больше ничего нового установить не удалось, и 26 марта 1872 года Трибунал Морского флота постановил выдать Морхаусу награду за спасе¬ние в размере одной пятой части стоимости «Марии Целесты», включая и груз. Это составило 1700 фунтов стерлингов, которые и поделили между собой капитан и команда. Вскоре после этого «Мария Целеста» под ко¬мандованием капитана Хатчинса покинула Гибралтар, направляясь в Ге¬ную, куда ей надо было доставить груз.
Тайну бригантины пытались разгадать и в Америке. Уильям А. Ричард, который был в то время министром финансов Соединенных Штатов, написал открытое письмо, которое появилось на первой странице «Нью- Йорк тайме» 23 марта 1873 года:
«Обстоятельства дела вызывают весьма мрачные опасения, что капи-тан судна, его жена, ребенок и, возможно, старший помощник были уби-ты озверевшими от выпивки матросами, которые, по-видимому, получи¬ли доступ к бочкам со спиртными напитками, составлявшим значитель¬ную часть груза.
Судя по всему, судно было покинуто экипажем в период между 25 но-ября и 5 декабря; экипаж либо погиб в море, либо, что более вероятно, был подобран судном, направлявшимся в один из портов Северной или Южной Америки либо Вест-Индии».
«Мария Целеста» была возвращена судовладельцу и продолжала пла-вать, хотя все время возникали трудности с набором команды. Дурная слава прочно закрепилась за судном, и моряки неохотно нанимались на бригантину. Казалось, что какой-то рок преследует несчастный парус¬ник. В 1885 году «Мария Целеста» погибла, и тоже при весьма загадочных обстоятельствах. В отличную погоду бригантина наскочила на подводные скалы около Гаити и затонула. Катастрофа выглядела столь необычной, что капитана обвинили в умышленной аварии для получения страховки. Однако незадолго до судебного процесса он умер.
Гибель «Марии Целесты» породила много, порой фантастических, ги-потез об исчезновении экипажа судна. Вновь появились охотники рас-крыть тайну бригантины: журналисты, писатели, детективы, мореходы.
Приходя к различным выводам и делая весьма необычные заключения, они все асе не смогли найти сколько-нибудь убедительной версии.
Капитана Морхауза и его людей обвиняли в том, что они захватили «Марию Целесту», уничтожив весь экипаж, в надежде получить премию за якобы спасенное судно. Ходили слухи, что еще в Нью-Йорке Морха- узу удалось каким-то образом устроить на «Марию Целесту» своих мат-росов; те быстро завладели судном, убили людей, выбросили их за борт и в условленном заранее месте стали ждать, когда подойдет «Деи Гра¬ция».
По другой версии, владелец «Марии Целесты» подговорил матросов убить капитана Бриггса вместе с семьей и затопить судно, чтобы полу-чить страховую премию, но матросы допустили какую-то оплошность и погибли. Возможно, план предусматривал, что они прыгнут в море и вплавь доберутся до берега, когда судно подойдет к скалам возле Азорс-ких островов, но внезапный порыв ветра отогнал «Марию Целесту» в безопасное место, и она продолжала плавание, а матросы утонули или погибли.
Согласно одной из самых распространенных версий, в носовом трюме «Марии Целесты» взорвались пары спирта. Взрывом сорвало люковые крышки трюма. Опасаясь последующих взрывов, люди поспешно спусти-ли шлюпку и отплыли от судна, которое каждую секунду могло превра-титься в огромный факел. Взрывов больше не было, но внезапно нале-тевший шквал погнал бригантину прочь, лишив людей возможности вер-нуться на судно. Шлюпка затерялась в море и погибла.
Со временем версии стали еще более изощренными. Была высказана мысль, что испорченная пища вызвала у экипажа галлюцинации, и люди стали кидаться в море, чтобы спастись от ужасных видений. По другой версии, всех отравил кок, который выбросил тела умерших за борт и сам прыгнул вслед за ними.
Были истории и совершенно фантастическими. Например: морское чудовище в виде гигантского осьминога уничтожило всех членов экипа-жа. «Марию Целесту» атаковали мавританские пираты, которые, увидев приближающуюся «Деи Грация», испугались и обратились в бегство, взяв с собой экипаж бригантины.
Другие утверждали, что на судне вспыхнула эпидемия чумы. Капитан с женой и дочерью, сопровождаемые штурманом, поспешно покинули суд¬но на шлюпке, которая потом погибла. Оставшиеся на борту открыли трюм, добрались до спирта, перепились и упали за борт.
Некоторые уверяли, что экипаж оставил судно из-за мощного смерча, который в море не менее опасен, чем торнадо на суше. По другой вер¬сии, подводное землетрясение или еще что-то в этом роде вызвало на бригантине панику, и команда покинула корабль. Еще один вариант: где- то неподалеку от Азорских островов «Мария Целеста» наткнулась на «блуждающий остров», то есть движущуюся песчаную отмель, которая постоянно меняет свое местоположение. Сев на мель, экипаж решил, что спасения им ждать неоткуда; они погрузились в шлюпку и, очевидно, погибли в океане. Корабль же после очередной подвижки «острова» вновь оказался на плаву.
Допускалось также, что «Мария Целеста» наткнулась на вулканичес-кий остров, неожиданно всплывший из глубин океана. Команда высади-лась на этот кусочек земли. После повторного толчка или извержения вулкана остров опять ушел под воду. Люди потонули, бригантина без ко-манды поплыла дальше подобно «Летучему Голландцу».
Приводилась и такая версия. Дочь капитана София любила с бушпри¬та бригантины смотреть на дельфинов. Боясь, что она может упасть в море, ее отец приказал соорудить специальную площадку. Когда команда устроила состязания по плаванию, на этой площадке собрались все мат* росы. Под их тяжестью площадка рухнула. На людей напали акулы. Спу-стили шлюпку, но она перевернулась и затонула. Оставшаяся на борту жена капитана с горя бросилась в море.
Через много лет после того, как произошло это событие, объявился человек, который утверждал, будто он единственный из членов экипажа «Марии Целесты», кому удалось спастись. Он рассказал, что капитан выз¬вал старшего помощника на соревнование, кто быстрее проплывет вок¬руг судна, но их атаковала акула. Матросы с ужасом смотрели на эту сцену, как вдруг на палубу обрушилась огромная волна и всех до единого смыла за борт. «Мария Целеста» не перевернулась и продолжала плыть дальше, а экипаж, кроме одного матроса, утонул.
Самозванцы, выдававшие себя за матросов с «Марии Целесты», стали появляться один за другим. Даже через пятьдесят лет после исчезновения судна можно было услышать «излияния» моряков, утверждавших, будто они плавали с капитаном Бриггсом.
В 1884 году молодой и тогда еще мало кому известный Артур Конан Дойль опубликовал в январском номере журнала «Корнхилл мэгезин» рассказ, называвшийся «Сообщение Дж. Шебекука Джефсона». Его ге-рой, с таким чудным именем, был якобы одним из уцелевших моряков с «Марии Целесты». Рассказу Конан Дойля, появившемуся через одиннад-цать лет после истории с «Марией Целестой», поверили сразу и безогово-рочно, потому что многое в нем было очень правдоподобно. И многое из того, что рассказывают сейчас о бригантине «Мария Целеста», на самом деле почерпнуто из повествования Конан Дойля.
Создатель образа Шерлока Холмса предложил свою версию: на судно было совершено нападение.
«...Едва я поставил ногу на шканцы, как на меня набросились сзади, повалили на спину и заткнули рот платком. Я боролся как мог, но верев¬ка быстро и крепко обмоталась вокруг моего тела, и я почувствовал, как меня привязали к одной из лодок. Я не мог защищаться, а во избежание каких-либо попыток сопротивления мне приставили нож к горлу. Ночь была так темна, что я не мог рассмотреть, кто же напал на меня...»
«...В тишине ночи я услышал глухой стон, затем несколько всплесков.
Это все, что я знаю о судьбе моих товарищей. Почти немедленно вслед за этим большая лодка последовала за нами, и покинутое судно было остав-лено качающимся на волнах. Виден был только мрачный, похожий на привидение корпус корабля».
В талантливом изложении писателя вся история звучала столь убеди-тельно, что читающая публика приняла художественный вымысел за прав¬ду. Некоторые газеты вышли с шап-ками: «Тайна «Марии Целесты» рас¬крыта!»
В 1913 году, спустя сорок лет, издатель лондонского «Стренд мэгэзин» вызвал к себе главного редактора и предложил ему «оживить историю «Марии Целесты». Для этого известные писатели должны были найти свое решение разгадки тайны корабля.
Герберт Уэллс, Конан Дойль, Морли и Робертс, к которым обрати¬лись в первую очередь, охотно приняли предложение, а потом за это взя¬лись и другие писатели, авторы детективных романов. Публикация их новелл имела огромный успех. Тысячи читателей стали присылать в ре¬дакцию письма, предлагая свои версии.
В 1925 году англичанин Лоренс Китинг, автор морских романов, в интервью лондонской газете заявил: «Нет больше тайны «Марии Целес-ты», я ее раскрыл. В деревне под Ливерпулем мне удалось найти старого, восьмидесятилетнего моряка, который был в то время коком на знаме-нитой бригантине. Он единственный, кто дожил до наших дней. И я уго-ворил его рассказать мне обо всем, дал ему денег и объяснил, что за давностью времени его не будут преследовать, что бы он прежде ни со-вершил. Он мне все рассказал, а я проверил некоторые подробности по архивам разных портов...»
Книга Китинга стала настоящим бестселлером. Писатель-маринист начинает свой рассказ с того, как капитан «Деи Грация» встретил в от-крытом море покинутую бригантину. В салоне был накрыт стол. Перед каждой тарелкой стоял стакан еще теплого чая. На плите в камбузе — уже готовый цыпленок в кастрюле и все прочее. Дальше Китинг излагает то, что он услышал из уст старого кока Пембертона:
«Морхаус и Бриггс хорошо знали друг друга. При отплытии из Нью- Йорка у Бриггса возникли трудности с комплектованием экипажа, и Мор-хаус отдал ему трех своих моряков. В экипаже «Марии Целесты» был один верзила двухметрового роста Карл Венхольт, конюх из Огайо, очень гру¬бый человек. Из Нью-Йорка «Мария Целеста» и «Деи Грация» вышли имеете утром 7 ноября, и на Сан-Мигеле, одном из Азорских островов, назначили встречу, в случае если корабли потеряют друг друга из виду. Гам Морхаус собирался взять своих моряков обратно.
Обстановка на «Марии Целесте» становилась тяжелой, потому что на борту оказался еще один несносный человек, лейтенант Халлок, взятый на должность помощника. Ему дали прозвище Бык из Балтимора. Вен-хольт постоянно задирал его и получал за это страшные взбучки. Халлок сбивал его всякий раз с ног, а Венхольт клялся отомстить ему.
Халлок ругался и с капитаном, считая, что миссис Бриггс слишком часто играет на своей фисгармонии. Надо сказать, что все на корабле изрядно пили, а капитан Бриггс был человеком мягким и безвольным.
24 ноября «Мария Целеста» попала в сильный шторм. Бригантина за-валилась на правый борт, все боялись, что она перевернется, но Халлок бросился к штурвалу и сумел спасти положение. Раздалось несколько сильных ударов, по всему кораблю падала мебель и валились вещи. По-том все услышали женский крик, долетевший с кормы. Кричала миссис Бриггс, придавленная своей фисгармонией. Когда к ней прибежали, она еще дышала, но ночью умерла. На другой день ее опустили в море в при¬сутствии всей команды.
Бриггс просто обезумел от горя. Он кричал, что это Халлок убил его жену, так как его раздражала фисгармония. Халлок сходил в кладовую на корме за бутылками, все стали пить и напились до безобразия. И тут Бриггс заявил, что в убийстве его жены повинен не Халлок, а сама фисгармония. Он вынес ей смертный приговор и потребовал, чтобы ее выбросили в море. Это было исполнено. Смешная и печальная церемония.
На следующее утро корабль почти не двигался. Мы прицепили к носу подобранный в море обломок, какую-то большую сломанную раму с кри¬выми гвоздями. Халлок понукал людей бранными словами и побоями, и нам удалось освободить форштевень, потянув раму в сторону. Поврежде¬ние на носу не было как будто серьезным.
Потом все заметили, что нигде не появляется капитан Бриггс, никто ' его не видел с самой попойки. Стали искать по всему кораблю, но не нашли. Все говорили, что он, видно, выбросился от отчаяния в море. Все, кроме Венхольта, который заявил Халлоку: «Это вы его убили». Тог¬да Халлок так врезал ему по физиономии, что тот вывалился за борт. Вот как обстояли дела.
Почти в ту же минуту сигнальщик закричал: «Земля!» Халлок сказал, что это Сан-Мигел и что мы встретим там «Деи Грация». И добавил, что если эти типы донесут на него за убийство Венхольта, он тоже обвинит их в мятеже, и что вообще после всего, что туг произошло, суд никому ни¬чего хорошего не сулит. Лучше все свалить на шторм. Возражений не последовало. У всех прошлое не было настолько блестящим, и они не горели желанием угодить за решетку.
Пристали к острову, но «Деи Грация» там не оказалось. По той про-стой причине, что это был не Сан-Мигел, а Санта-Мария, остров, распо-ложенный на 50 миль южнее. И тогда Халлок заявил, что с него хватит этого грязного корыта, «Марии Целесты», он оставляет ее, а кто хочет последовать за ним, может это сделать. Двое решили уйти вместе с ним. Халлок велел спустить нашу единственную шлюпку, все трое сели в нее и направились к порту острова, больше мы их никогда не видели.
Те, кто оставался на бригантине, не были такими бравыми. Моффат, ! один из трех матросов Морхауса, сказал, что, раз из астречи с «Деи Гра-ция» ничего не вышло, надо плыть дальше, прямо на восток, в Испанию.
Это не трудно, и он берется вести корабль. А уж в Испании мы придума-ем себе историю. Шторм, например, как советовал Халлок. Все четверо, кто оставался с Моффатом, включая и меня, ответили согласием, так как ничего другого нам в голову не приходило.
На рассвете 1 декабря «Мария Целеста» покинула Сан-Мигел. Три дня нам никто не встречался на пути, а на четвертый день утром мы увидели португальский пароход. Моффат задал вопрос о нашем местонахождении, а потом еще спросил, не встречалась ли португальцам «Деи Грация». От¬вет был получен отрицательный, и пароход удалился.
У всех появилась тревога. А что, если, прибыв в Испанию, мы окажем-ся со своей историей перед строгим допросом? Полиция поймет, что на корабле произошло что-то серьезное. Помнится, я был в камбузе, когда услышал голос Моффата на палубе. Прямо нам навстречу направлялся левым галсом трехмачтовик, чертовски похожий на «Деи Грация». Мы просто боялись этому верить.
И однако, это была она.
Мы легли в дрейф, и вскоре капитан Морхаус был у нас на борту. Он тоже встретил португальский пароход и знал, что мы его разыскиваем. Услышав теперь от нас обо всех происшествиях на «Марии Целесте», Морхаус немного подумал и сказал, что Бриггсу уже ничем не поможешь, а поэтому лучше всего рассказать историю, которая бы нам не повреди¬ла, над этим он еще поразмыслит. Вы знаете, какую историю он расска¬зал. Разумеется, он взял с нас клятву не разглашать тайны, и это было в наших интересах».
Итак, Китинг объяснил исчезновение каждого члена экипажа «Марии Целесты», а также пропажу спасательной шлюпки и причину поврежде-ния на форштевне.
Теперь кажется удивительным, что в то время никому не бросились в глаза два непонятных обстоятельства:
нигде ничего не говорится о маленькой Софи, которая была на кораб-ле со своей матерью;
картинный эпизод с фисгармонией, приговоренной к смерти и выбро-шенной в море, не соответствует истине, поскольку инструмент был на бригантине, когда тот пришел в Гибралтар.
Но кто в 1925 году помнил суть официального протокола, составлен-ного в Гибралтаре? Однако некоторые внимательные исследователи зая-вили об этом. Они отметили также, что история с накрытым к обеду столом и варившимся в кастрюле цыпленком позаимствована из одной новеллы, напечатанной в «Стренд мэгэзин». В докладе Морхауса коман-диру порта Гибралтара об этом ничего не говорилось.
Затем выяснилось, что, исключая Бриггса, имена членов экипажа бри-гантины «Мария Целеста» не имеют ничего общего с тем, что приводит Китинг.
Следы моряка — кока Пембертона искали во всех деревнях вокруг Ливерпуля. И не нашли. Пембертона просто не существовало. Раскрытие великой тайны Атлантики — всего лишь плод фантазии, ловко замаски-рованный. Настолько ловко, что он не один год вводил в заблуждение всех, кто в какой-то мере интересовался загадкой «Марии Целесты».
После выхода книги в свет на несчастного Китинга набросились ис-тинные ревнители тайны «Марии Целесты». Хэнсон Болдуин, к примеру, заявлял, что по сути своей книга Китинга «нелепа, и все в ней ложь — от начала и до конца». Такого же мнения придерживается большинство ис-ториков и в наши дни. А некоторые исследователи продолжают упорно настаивать на том, что «Мария Целеста» — очередная жертва Бермудс-кого треугольника или каких-то магических лучей, исходящих из океанс-ких глубин, где покоятся руины Атлантиды, или космических пришель-цев...

ОСТАВИТЬ КОМЕНТАРИЙ

Write a comment

  • Required fields are marked with *.

САМЫЕ ПОПУЛЯРНОЕ

1 Как искать клады

2 Первые люди на луне

3 Призрачный мир

4 Соперник серебра

5 Психографология

6 Сексуальная агрессия

7 Сексуальные преступления

8 Тайны запахов и звуков

КУПИТЬ РЕКЛАМНОЕ МЕСТО
По вопросам размещения рекламы на сайте пишите на deniwebs@yandex.ru