СОВЕТУЕМ ПОЧИТАТЬ

100 самых интересных городов Мира

Узнайте все о самых интересных городах нашей планеты - приготовьтесь к кругосветному путешествию

100 великих кораблекрушений

Подборка самых страшных кораблекрушений в истории человечества

Физиогномика

Наука физиогномика стара как мир. Можно сказать, что она начала формироваться интуитивно. Задумывались ли вы когда-нибудь, почему без видимых причин один человек нам нравится, к другому мы испытываем антипатию, а третий вообще не вызывает никаких эмоций?

Сокровища затонувших кораблей

Узнайте какие сокровища таят в себе морские глубины.

ПРИНЦ

ПРИНЦ
14 ноября 1854 года


Британский парусно-винтовой фрегат (вошел в историю как «Черный Принц») и десять других кораблей англо-француз¬ской эскадры погибли во время шторма у Балаклавы. Число жертв превысило 500 человек.
Тень легендарного «Чер¬ного Принца» уже не раз вста¬вала со страниц отечествен¬ной литературы. О «Черном Принце» писали А.И. Куп¬рин, С.Н. Сергеев-Ценский, М. Зощенко, Е.В. Тарле, Т. Бобрицкий и многие дру¬гие писатели.
...К началу Крымской войны английское правительство зафрахтовало для перевозки войск и амуниции в Крым более двухсот торговых судов, принадлежавших частным компаниям. Среди них был парусно-винтовой фрегат «Принц». 8 ноября 1854 года вместе с другими английскими ко-раблями он прибыл на внешний балаклавский рейд. Через пять дней над Крымским полуостровом пронесся юго-восточный ураган невиданной силы. На прибрежных скалах Балаклавской бухты погибло тридцать че-тыре корабля. Эта учесть постигла и «Принца».
Что же было на его борту? «Иллюстрейтед Лондон Ньюз» писали
16 декабря 1854 года: «Среди грузов, принятых «Принцем», находились вещи: 36 700 пар шерстяных носков, 53 ООО шерстяных рубах, 2500 посто¬вых тулупов, 16 000 простынь, 3750 одеял. Кроме того, еще можно назвать число спальных мешков — 150 000 штук, шерстяных рубашек — 100 000, фланелевых кальсон — 90 000 пар, около 40 000 одеял и 40 000 непромо¬каемых шапок, 40 000 меховых пальто и 120 000 пар сапог».
Еще не закончилась война, а по всему миру уже расползлись слухи, будто у берегов Крыма погиб английский паровой фрегат «Черный Принц» с грузом золота, предназначавшегося для выплаты жалованья войскам. Корабль, о котором идет речь, никогда не назывался «Черным Прин¬цем». Название этого судна с момента, когда его спустили на воду на реке Темзе в Блэкуолле в 1853 году, было «Принц». Почему корабль стали называть «Черным Принцем», сказать трудно. Может быть, в романти¬ческом эпитете «черный» повинны неутомимые охотники за его золотом или английские солдаты, не получившие очередного денежного доволь¬ствия?
Почти сразу же после заключения мира начались поиски останков «Черного Принца». Корабль искали одинаково безуспешно итальянцы,
американцы, норвежцы, немцы. Примитивная водолазная техника тех времен не позволяла опуститься достаточно глубоко.
В 1875 году, когда уже был создан водолазный скафандр, во Франции учредили крупное акционерное общество с большим капиталом. Фран¬цузские водолазы обшарили дно Балаклавской бухты и все подходы к ней. Нашли более десяти затонувших кораблей, но «Черного Принца» среди них не оказалось. Работы велись на огромной для конца прошлого века глубине — почти 40 саженей. Но даже самые сильные и выносливые во¬долазы могли находиться под водой лишь несколько минут...
Постепенно о «Черном Принце» начали распространяться легенды. Стоимость затонувшего с кораблем золота возросла до шестидесяти мил¬лионов франков.
«Наше судоходство» писало в 1897 году: «Принцы-регент*, громадный корабль английского флота, вез из Англии значительное количество се¬ребряной монеты и 200 ООО фунтов стерлингов золотом для уплаты жало¬ванья английским войскам в Крыму... Деньги, отправленные на этом ко¬рабле, были упакованы в бочки, почему и должны сохраниться в непри¬косновенности. ..»
В 1896 году поисками занялся русский изобретатель Пластунов. Но и ему не повезло.
Самыми терпеливыми оказались итальянцы. Изобретатель глубоко-водного скафандра Джузеппе Растуччи возглавлял экспедицию в 1901 году. Через несколько недель после начала работ ему удалось найти железный корпус большого корабля. Итальянские водолазы подняли со дна метал¬лический ящик со свинцовыми пулями, подзорную трубу, винтовку, якорь, куски железа и дерева. Но... ни одной монеты. Весной 1903 года итальян¬цы покинули Балаклаву, с тем чтобы через два года снова прибыть на место поисков. На этот раз, уже совсем в другом месте, они обнаружили еще один железный корабль. Никто до сих пор не знает, был ли это «Чер¬ный Принц» или какой-либо другой корабль. Золота опять не нашли.
Однако мысль о сказочном кладе не давала покоя многим изобретате¬лям, водолазам, инженерам. Министра торговли и промышленности Рос¬сии завалили письмами с предложениями поднять золото «Черного Прин¬ца». И снова ныряли итальянские водолазы на балаклавском рейде, и снова безрезультатно. В конце концов правительство царской России ста¬ло отказывать и своим и иностранным золотодобытчикам, формально ссылаясь на то, что работы близ бухты стесняют деятельность Черно¬морской эскадры в районе Севастополя. Вскоре первая мировая война прекратила ажиотаж вокруг «Черного Принца».
В 1922 году один ныряльщик-любитель из Балаклавы достал со дна моря у входа в бухту несколько золотых монет. Так мир снова заинтере-совался «Черным Принцем». Посыпались предложения одно другого фан¬тастичнее. Один изобретатель из Феодосии утверждал, что «Черный Принц» наверняка лежит на дне в самой бухте. А раз так, надо всего лишь вход в бухту перекрыть плотиной, воду откачать и взять золото с корабля.
В 1923 году флотский инженер B.C. Языков пришел в ОГПУ и сооб-щил, что с 1908 года он подробно изучал обстоятельства гибели англий-ской эскадры в шторм 14 ноября 1854 года и что он готов тотчас же начать работы по поднятию драгоценностей. Свой энтузиазм он под-креплял толстой папкой документов по «Черному Принцу». В марте того же года было решено организовать экспедицию. Она получила название ЭПРОН — Экспедиция подводных работ особого назначения. Через несколько недель ЭПРОН приступила к подготовительным работам. Советский инженер £.Г. Даниленко создал глубоководный аппарат, ко-торый позволял осматривать морское дно на глубине 80 саженей. Аппа-рат имел «механическую руку» и был оборудован прожектором, телефо-ном и системой аварийного подъема в случае обрыва троса. Экипаж ап-парата состоял из трех человек, воздух подавался по резиновому гибко-му шлангу.
Пока строился глубоководный аппарат Е.Г. Даниленко, специалисты ЭПРОНа разыскали и тщательно опросили старожилов Балаклавы — очевидцев шторма 14 ноября 1854 года. Но никто из них не мог указать точного места гибели «Принца». Как обычно, их показания оказывались крайне противоречивыми.
Наконец тральщики произвели промеры глубин, и весь предполагае-мый район гибели «Принца» был разбит вехами на квадраты. В первых числах сентября 1923 года начали осмотр западных от входа в бухту под¬водных скал. Каждый день небольшой катерок типа «болиндер» спускал аппарат Даниленко для обследования очередного квадрата. Было обнару¬жено множество обломков деревянных кораблей: мачты, реи, куски шпан¬гоутов, бимсов и бортов, сильно источенные морским червем, обросшие ракушками. Думали, что разыскать «Принца» среди этих обломков не особенно трудно: в исследовании инженера Языкова значилось, что «Принц» — единственный железный корабль из числа погибших.
Прошли весна, лето и осень 1924 года. Но «Принц» так и не был най-ден.
Утром 17 октября один из учеников Павловского обнаружил на морс-ком дне недалеко от берега торчавший из фунта железный ящик стран-ной формы. Он попробовал подвести под него строп, но безуспешно. Заинтересовавшись находкой, Павловский пригласил опытных водолазов. Вскоре подняли ящик на поверхность: это был весь изъеденный ржавчи¬ной допотопный паровой котел кубической формы с чугунными дверца¬ми и горловинами. Необычная находка заставила элроновцев тщательно обследовать этот район. Под обломками скал, обрушившихся с берего¬вых утесов, водолазы нашли разбросанные по всему дну останки большо¬го железного корабля, наполовину занесенного песком.
За два месяца работ водолазы подняли со дна десятки кусков железа различной формы и величины, часть обшивки борта с тремя иллюмина-торами, ручную гранату, медицинскую ступку из белого фарфора, несколь¬ко неразорвавшихся бомб, медные обручи от бочек, железный рукомой¬ник, части паровой машины, почти сгнившую пачку госпитальных ту¬фель, свинцовые пули. И опять — ни намека на золото...
Перед Новым годом в районе Балаклавы начались жестокие штормы, работы пришлось прекратить.
К этому времени поиски «Неуловимого корабля» обошлись ЭПРОНу почти в 100 тысяч рублей. Как быть дальше: стоит ли продолжать работы? Мнения специалистов разделились. ЭПРОН не мог найти достоверных документов, подтверждавших наличие золота на «Принце». Запросили советское полпредство в Лондоне. Однако Британское адмиралтейство, ссылаясь на давность события, а также на законы, ограничивающие до¬пуск иностранцев к архивам, ничего конкретного сообщить не смогло. ЭПРОН признал проведение дальнейших работ нецелесообразным.
Именно в это время Советское правительство получило предложение японской водолазной фирмы «Синкай Когиоссио Лимитед» поднять зо-лото с «Принца».
В те годы эта фирма считалась одной из самых известных и удачливых. Последним в ее «послужном списке» значился один английский корабль, затонувший в Средиземном море. Тогда японским водолазам удалось с сорокаметровой глубины достать сокровища на два миллиона рублей.
«Синкай Когиоссио Лимитед» предлагал ЭПРОНу 110 ООО рублей за предварительные работы по розыску и обследованию «Принца», а также принимала на себя все дальнейшие расходы. Заключили договор. Подня-тое золото должно было делиться между ЭПРОНом и фирмой в соотно-шении 60 и 40 процентов. Кроме того, японцы должны были ознакомить советских водолазов со своей глубоководной техникой и после оконча-ния работ передать ЭПРОНу по одному экземпляру технического обору-дования.
Летом 1927 года японцы (они рассчитывали без особого труда полу-чить 800 000 рублей золотом!) приступили к работе. Каждые сутки японс¬кие водолазы поднимали не менее двадцати каменных глыб весом по 500 пудов. Тысячепудовые куски скал оттаскивались в сторону с помощью паровых лебедок, установленных на баржах. Каждый день, сменяясь, ра¬ботали 7 водолазов и 5 ныряльщиков.
5 сентября водолаз Ямомато нашел прилипшую к камню золотую монету — английский соверен чеканки 1821 года. После этого за два ме-сяца ежедневного изнурительного труда водолазы обнаружили всего лишь четыре золотые монеты: английскую, французскую и две турецкие.
Поскольку к середине ноября 1927 года разбитый корабль был полно¬стью «перемыт» и обследован, фирма прекратила работы в Балаклаве. Результаты ее подводных работ на «Принце» оказались такие: две вилки и ложка белого металла, кусок саперной лопаты, втулка от колеса, подко¬пы, лошадиные кости, офицерская сабля, лопаточка для пирожных, за¬мок, галоша с датой 1848, несколько кожаных подметок, огромное коли¬чество свинцовых пуль и т. д.
Перед отъездом из Балаклавы представители фирмы заявили, что ко-рабль, на котором они проводили работы, по их мнению, был «Прин-цем». Однако, несмотря на самые тщательные поиски, им не удалось найти среднюю часть корабля. Оставшиеся части корпуса были сильно разрушены, причем разрушения носили явно искусственный характер. Это обстоятельство привело их к убеждению, что англичане, которые оставались в Балаклаве в течение восьми месяцев после кораблекруше-ния, подняли бочонки с золотом еще до окончания Крымской войны.
В заключение потерпевшие фиаско кладоискатели повторяли версию B.C. Языкова, согласно которой «Принц» — единственное железное суд-но из всех кораблей, ставших жертвой урагана 1854 года.
Но так ли это? Обратимся к первоисточникам.
Вот что сообщает английский историк Вудз в своей книге «Последняя кампания» (Лондон, 1860 год).
«Принц», паровой корабль, прибыл в Балаклаву утром 8 ноября. Он отдал один якорь, который вместе с канатом весь ушел в воду. Когда отдали другой якорь, то этот также ушел; оба якоря с канатами были потеряны на глубине 35 саженей в воде, очевидно, что ни один из канатов не был соответственно закреплен... После этого «Принц» стал в море на значительной дистанции и, возвратившись, удерживался за кормой ко¬рабля «Язон» на швартове, пока другой якорь с канатом не были приго¬товлены».
Что это за корабль «Язон»? В английском журнале «Прэктикл Мэке- никс Джорнал» за 1854 год находим то, что не было известно ни Языкову, ни эпроновцам, ни японцам:
«...в Блекуолле... были выстроены три однотипных корабля, соответ-ственно названные «Голден Флис», «Язон» и «Принц»».
Далее приведены самые подробные размеры и характеристики каждо-го корабля.
Отсюда можно сделать следующие выводы. Во-первых, перед штор-мом на балаклавском рейде стояло два однотипных парохода — «Принц» и «Язон». Во-вторых: если бы «Прэктикл Мэкеникс Джорнал» попался бы на глаза эпроновцам или японцам в момент подъема частей корпуса, то по точной спецификации, приводимой журналом, без особого труда можно было бы установить, является ли обследуемое судно «Принцем» или нет. К сожалению, никто этого не сделал.
Любопытно мнение на сей счет И.С. Исакова, адмирала флота Со-ветского Союза: ««Принц», «Принц-Регент», «Черный Принц», 200 ООО... 500 000 франков, 1 000 000 фунтов стерлингов, 60 000 000 франков, мил¬лионы рублей золотом... Разные названия корабля, разные суммы, раз¬ные места его гибели...
Да, действительно, найденный эпроновцами затонувший корабль мог быть и «Принцем», и «Язоном», и «Хоупом», и «Резолютом». До сих пор нет достоверных сведений, что пять золотых монет, поднятых японца¬ми, были из тех бочонков, которые вез «Принц» для выплаты жалова¬нья солдатам.
А было ли вообще золото на борту «Принца», когда он пришел на балаклавский рейд?
Историки и горе-историки вроде B.C. Языкова из числа сотрудников ЭПРОНа и представители японской фирмы «Синкай Когиоссио», пытав-шиеся восстановить подлинную картину катастрофы «Принца», забыли или не сочли достойным внимания один примечательный факт.
Ни одна шинель, телогрейка, пара сапог, ни один соверен не могли попасть в Балаклаву без санкции суперинтенданта британских экспедици¬онных сил, действовавших в Крыму. Суперинтендант был подчинен не¬посредственно финансовым органам Вестминстера в Лондоне, а его кон¬тора во время Крымской войны находилась в Константинополе.
Доставленные «Принцем» в Истамбульский порт обмундирование, амуниция, продовольственные запасы и золото должны были быть на-правлены в Балаклаву по списочному составу, предоставлявшемуся из Крыма главнокомандующим. Списки людей, погибших в боях, от болез-ней и эпидемий, с дьявольской последовательностью, каждый день, рас-ходились с фактическими потерями, а «разница» оставалась в руках раз-битных клерков (конечно, не без ведома их прямого начальника — су-перинтенданта) .
То, что манипуляции с золотом и снаряжением приносили прибыль подчиненным британского суперинтенданта в Константинополе, очевидно. Вот почему наиболее достоверной версией надо считать ту, которая ут¬верждает, что бочонки с золотом были перегружены в Истамбульском порту на какой-то другой корабль, и после этого «Принц» ушел в Балак¬лаву.
А вот другое веское свидетельство того, что на «Принце» не было зо-лота. В эпопее «Принца» жестоко пострадали многие страны, кроме Ан-глии. Так, Франция на поиски клада истратила полмиллиона, Италия — двести тысяч, Япония — почти четверть миллиона рублей золотом, в то время как Англия даже ни разу не предприняла попыток получить лицен¬зию на право работ для извлечения погибшего корабля флота «Его Вели¬чества».
Бросается в глаза еще один немаловажный факт. Почти все истори-ческие материалы, относящиеся к периоду Крымской войны, не упоми-нают, что на борту «Принца» к тому времени, когда он прибыл на балак-лавский рейд, было золото.
О бочонках с золотыми монетами говорят источники более позднего времени, когда широкая молва сделала «Принца» «Черным».

ОСТАВИТЬ КОМЕНТАРИЙ

Write a comment

  • Required fields are marked with *.

САМЫЕ ПОПУЛЯРНОЕ

1 Как искать клады

2 Первые люди на луне

3 Призрачный мир

4 Соперник серебра

5 Психографология

6 Сексуальная агрессия

7 Сексуальные преступления

8 Тайны запахов и звуков

КУПИТЬ РЕКЛАМНОЕ МЕСТО
По вопросам размещения рекламы на сайте пишите на deniwebs@yandex.ru