СОВЕТУЕМ ПОЧИТАТЬ

100 самых интересных городов Мира

Узнайте все о самых интересных городах нашей планеты - приготовьтесь к кругосветному путешествию

100 великих кораблекрушений

Подборка самых страшных кораблекрушений в истории человечества

Физиогномика

Наука физиогномика стара как мир. Можно сказать, что она начала формироваться интуитивно. Задумывались ли вы когда-нибудь, почему без видимых причин один человек нам нравится, к другому мы испытываем антипатию, а третий вообще не вызывает никаких эмоций?

Сокровища затонувших кораблей

Узнайте какие сокровища таят в себе морские глубины.

ГОНКОНГ

 

 

ГОНКОНГ

 
   

Более века назад, завершая свое известное плавание на фрегате «Пал- лада», русский писатель И.А. Гончаров побывал и в Гонконге, «Поглядев на великолепные домы набережной, вы непременно дорисуете мысленно вид, который примет со временем и гора. Китайцам, конечно, не грези­лось, когда они в 1842 году по нанкинскому трактату уступили англича­нам этот бесплодный камень... во что превратят камень рыжие варвары».

Гонконг был захвачен англичанами в 1839—1?42-е годы — в период так называемой «первой опиумной войны» с Китаем. Однако попытка заполучить остров у южных берегов Китая делалась англичанами еще в 1793 году, когда в Поднебесную империю направился л^рд Макартней — знаменитый британский дипломат. Ему было поручено в ходе визита к китайскому императору Цянь-луну «настоять на передаче какого-либо китайского острова для создания там английского форпоста». Китайцы устроили английской миссии пышный прием, но дали понять, что видят в гостях лишь новых вассалов Поднебесной империи. На кораблях Ма- картнея китайцы укрепили флаги с надписью «данник из английской стра­ны», а королю Георгу III китайский император посоветовал «трепеща повиноваться и не выказывать небрежность».

Во время «первой опиумной войны», когда китайцы попытались ог­раничить ввоз в страну бенгальского опиума (путем конфискации и унич­тожения его запасов на складах Гуанчжоу), англичане расценили это как серьезное ущемление своих интересов. Они предъявили правителю Поднебесной империи ультиматум, в котором был и прежний пункт «о предоставлении в вечную собственность острова у берегов Южного Ки­тая». На этот раз требование англичан подкреплялось мощным флотом, который блокировал устье реки Янцзы, Разбив китайский флот (джонки с полуголыми матросами), англичане оккупировали Гонконг — неболь­
шой остров, на котором тогда жило около 6000 человек, издавна про­мышлявших рыболовством и пиратством. После этого они продвину­лись к Нанкину, где в 1842 году и был подписан договор, по которому император Китая уступал королеве Великобритании остров Сянган (ки­тайское название Гонконга).

«Сянган» означает «бухта ароматов», но о происхождении этого на­звания до сих пор ведутся споры. Одни ученые считают, что своим на­званием остров обязан тем запахам, которые исходили от груженных пряностями судов, стоявших у причалов местной гавани, Другие полага­ют, что оно произошло от многочисленных мелких предприятий по из­готовлению ароматических палочек, которые использовались при вос­курениях в храмах.

С подписания Нанкинского договора и началась история Гонконга. Тогда никто и представить не мог, какое блестящее будущее ожидает этот небольшой островок. Но вскоре одного острова англичанам оказа­лось мало, и во время «второй опиумной войны» (1856—1860) они завла­дели частью полуострова Коулун, который от Гонконга отделяется про­ливом.

Окончательно колония Гонконг обрела свои нынешние границы в мае 1898 года, когда англичане взяли почти в вековую аренду «новые территории» — примыкающую к Коулуну часть континента. Эти «новые территории» по площади своей превышали размеры Гонконга и старого Коулуна больше чем в 10 раз.

Гонконг стал золотым дном, где с помощью валютных и торговых сделок, а также благодаря наличию дешевой рабочей силы иностранные монополии делали не просто хороший, а блестящий бизнес. Даже офи­циальная статистика утверждала, что только в виде чистой прибыли за­рубежные фирмы ежегодно вывозили из Гонконга 500 миллионов долла­ров. Гонконг был торговым раем, не имевшим себе соперников нигде в мире. Отсутствие таможенных пошлин позволяло продавать здесь не­мецкие фотоаппараты дешевле, чем в Гамбурге; японскую технику — дешевле, чем в Японии; часы — дешевле, чем в Швейцарии и т.д.

И действительно, когда-то довольно угрюмый остров Гонконг быст­ро превратился в цветущую колонию — гордость ее жителей, предмет восхищения и удивления туристов. Это и позволило одному из китай­ских государственных деятелей сказать: «Мы потеряли голую скалу, а вместо нее получили горы золотые».

Гонконг — город современный, но с него никогда не сходит налет экзотики. Да и не может сойти, ведь слишком много людей кормится этой экзотикой. Для «местного колорита» остались и рикши: туристы знают, что в Гонконге должны быть рикши, — и они здесь есть.

Население Гонконга — необыкновенная смесь рас, оттенков кожи, вероисповеданий и обычаев, несмотря на то что подавляющее число его жителей (98%) — китайцы. Особняком живут в городе даньцзя — «водя­ные люди», несколько десятков тысяч человек продолжают называть своим домом джонку или сампан. Хотя на многих лодках сейчас уста­новлены моторы, быт этих людей мало чем отличается от быта их пред­ков.

Сейчас уже трудно установить, как давно начали плавать «водяные люди» по Южно-Китайскому морю, но те, кто жил на берегу, никогда не доверяли им. Еще в 1729 году китайский император издал специаль­ный указ, призывающий жителей провинции Гуандун относиться к ло­дочному населению более дружелюбно. Однако враждебность сохраня­лась, а люди с берега даже утверждали, что у обитателей джонок по шесть пальцев на ногах. Древняя легенда рассказывает, что «зеленые глаза» этих людей могут разглядеть даже драконов в море. Сухопутные братья назвали их «танка» («яичные люди»), потому что у них никогда не было денег и все налоги они платили яйцами.

Гонконг и полуостров Коулун облеплены множеством плавучих го­родков и деревень, которые не признают никакой архитектуры. За те годы, что они стоят на воде, покачиваясь в такт приливам и отливам, здесь не один раз перестраивались плавучие улицы и переулки^ Джонки, стоящие на якоре вдоль и поперек залива, образуют запутанные улочки и переулки, по которым ловко снуют весельные и моторные лодки — продовольственные, почтовые и даже катафалки. Эти городки даже име­ют свои названия, и самым крупным из них является Абердин. По «ар­хитектуре» он ничем не выделяется среди своих собратьев, но в нем имеются два плавучих ресторана, в которых туристы могут заказать лю­бой вариант китайской кухни из любого количества блюд.

Когда во время китайской революции была свергнута власть маньч­журской династии Цин, Гонконг остался британским, хотя местный пролетариат в последние революционные годы несколько раз пытался свалить английское владычество. Серьезные испытания пришлось пе­режить англичанам в середине 1920-х годов, когда английская полиция расстреляла демонстрацию китайских студентов в Шанхае. Тогда гон­конгцы в знак солидарности объявили бессрочную забастовку, и вся жизнь колонии оказалась парализованной: остановилась работа в пор­ту и на промышленных предприятиях, а англичане из-за угрозы напа­дений старались реже выходить на улицы. Отношение к ним измени­лось только во время Второй мировой войны, когда Гонконг захватила японская армия. Оккупанты вели себя так жестоко, что английский колониальный режим стал представляться жителям колонии чуть ли не воплощением справедливости. Симпатии к англичанам усилились еще и потому, что они страдали вместе с китайцами и вместе боролись против японцев.

После Второй мировой войны стал формироваться современный облик Гонконга — экономической столицы Юго-Восточной Азии, где Запад и Восток «сошли с мест»[1] и создали условия для мирного сосу­ществования двух цивилизаций.

 

Но в начале 1980-х годов над безоблачным, казалось бы, Гонконгом стали сгущаться тучи. В сентябре 1982 года во время визита в Китай «же­лезной леди» М. Тэтчер руководитель страны Дэн Сяопин полностью исключил возможность продления (или возобновления) аренды «новых территорий». «Железная леди» предпочла передать Гонконг под управле­ние Китая с тем, чтобы постараться на максимально долгий срок обес­печить в городе его внутреннее самоуправление, экономические и, по возможности, политические свободы. Она приняла идею Дэн Сяопина «об одной стране — двух системах» и добилась закрепления ее в совмес­тной китайско-британской декларации 1984 года. В ночь с 30 июня на

1  июля 1997 года последняя британская колония — Гонконг — превра­щалась в специальный административный район в составе Китая.

По-разному относились к этому событию сами гонконгцы. По опро­сам общественного мнения, 40% населения одобряли воссоединение Гонконга с Китаем; 35% его жителей считали, что колония должна стать независимым государством; 20% ратовали за то, чтобы Гонконг продол­жал спокойно расти и процветать в своем колониальном качестве. Правда, с возрастом у жителей заметно усиливаются патриотические чувства, а гордость за преуспевающий Гонконг ослабевает. «Никому не понравит­ся делить свою квартиру с чужими людьми, теперь же она вся будет принадлежать одной семье» — так рассуждают пожилые люди.

Как дурное предзнаменование восприняли некоторые пожар в Выс­тавочном центре Гонконга, где готовилась церемония передачи. Дым от огня, вспыхнувшего в одном из служебных помещений, где разместился пресс-центр готовящегося торжества, заполнил пять этажей. Пожар бы­стро потушили, и, к счастью, никто не пострадал, но переполох он выз­вал большой. Особенно суетилась служба безопасности, так как распро­странялись слухи о неких террористах из Ирландской республиканской армии, которые якобы проявляли нездоровый интерес к намечающему­ся событию. Ведь участниками торжества являлись английский наслед­ный принц Чарльз, британский премьер-министр Т. Блэр, председатель КНР Цзян Цзэминь и премьер Ли Пэн, государственный секретарь США М. Олбрайт и российский министр иностранных дел Е. Примаков.

В полдень 30 июня 1997 года из Дома правительства ушел последний британский губернатор Гонконга К. Пэттен. А в 19.09 по гонконгскому времени за «Здание принца Уэльского», где размещался штаб англий­ского гарнизона, зашло солнце. В момент захода под музыку военного оркестра был спущен флаг Великобритании.

Пекин обещал не менять в течение 50 лет образ жизни бывшей коло­нии, однако уже первый год в составе Китая оказался для Гонконга труд­ным не только в экономическом плане. В августе 1997 года на Гонконг налетел сильный тайфун, вызвавший оползни с разрушениями и жертва­ми. К концу года разразилась эпидемия «птичьего гриппа», когда снача­ла пали миллионы кур и уток, а потом болезнь перекинулась на людей. К счастью, впоследствии она как-то сама собой прекратилась, но зато вскоре передохла вся рыба — из-за необыкновенно высокой температу­ры воды и ее загрязненности. В одночасье разорились рыбные предпри­ятия, а больницы заполнились пациентами с диагнозом сильного отрав­ления.

В день ввода в эксплуатацию нового международного аэропорта Чек- лапкок вдруг выяснилось, что он совершенно к этому не готов. Эскала­торы стоят, кондиционеры затихли, табло не горят, телефоны молчат... Даже компьютеры выдают что-то несуразное. Все эти катастрофические случаи некоторые расценили как «логическое следствие» годового пре­бывания капиталистического Гонконга в коммунистическом Китае.

Не обошлось в этом деле и без суеверных предзнаменований. Сами жители убеждены, что остров Гонконг (с самого момента его заселения людьми) охраняет от всех невзгод Дракон, который дежурит и на мате­рике, и на «новых территориях». Если в ясную погоду посмотреть с ост­рова на север, то можно отчетливо увидеть все изгибы его длинного и сильного тела. Там, где возвышается большая гора, находится недрем­лющая голова Дракона. Несколько гор поменьше — это свернутая коль­цами его мускулистая спина...

А суеверие заключается в том, что незадолго до присоединения Гон­конга к Китаю в силуэте Дракона появилась брешь. В горах, где строи­тели издавна добывали камень, в одну из сильных гроз раскололся карь­ер. Ливень подхватил и унес одну из его стен, а на следующее утро и поползла молва, что Дракон тяжело ранен и не сможет больше защи­щать Гонконг. Но молодежная экологическая организация «Друзья Зем­ли» предлагает насыпать в образовавшуюся брешь камни и скрепить их деревьями и кустарниками, чтобы не дули в Гонконг недобрые вихри.

 

 



 

.

ОСТАВИТЬ КОМЕНТАРИЙ

Write a comment

  • Required fields are marked with *.

САМЫЕ ПОПУЛЯРНОЕ

1 Как искать клады

2 Первые люди на луне

3 Призрачный мир

4 Соперник серебра

5 Психографология

6 Сексуальная агрессия

7 Сексуальные преступления

8 Тайны запахов и звуков

КУПИТЬ РЕКЛАМНОЕ МЕСТО
По вопросам размещения рекламы на сайте пишите на deniwebs@yandex.ru