СОВЕТУЕМ ПОЧИТАТЬ

100 самых интересных городов Мира

Узнайте все о самых интересных городах нашей планеты - приготовьтесь к кругосветному путешествию

100 великих кораблекрушений

Подборка самых страшных кораблекрушений в истории человечества

Физиогномика

Наука физиогномика стара как мир. Можно сказать, что она начала формироваться интуитивно. Задумывались ли вы когда-нибудь, почему без видимых причин один человек нам нравится, к другому мы испытываем антипатию, а третий вообще не вызывает никаких эмоций?

Сокровища затонувших кораблей

Узнайте какие сокровища таят в себе морские глубины.

КАРНАВАЛЬНЫЙ РИО

 

В самом начале XVI века у берегов нынешней Бразилии появились португальские завоеватели во главе с Гонсало Коэльо, которые вскоре начали вывозить в Европу ценное дерево «бразил», от которого и про­изошло название страны. А название бразильской столицы переводится как «январская река», однако никакой реки здесь нет, просто порту­гальцы приняли вход в бухту Гуанараба за устье большой реки. Однако город на берегу залива основали только в 1565 году, когда португалец Эстасис де Са соорудил каменный обелиск — символ основания Сан- Себастьяна-де-Рио-де-Жанейро. Между двумя гранитными скалами — «Сахарной головой» и «Собачьей мордой» — позднее была выстроена небольшая крепость, возведены часовня и несколько домиков под соло­менными крышами. Потом городские здания стали строить из белого камня, и теперь жители Рио называют себя индейским словом «карио- ки», что означает «белый дом».

Если португальцы в свое время оценили удобство здешней гавани, то бразильцы использовали это чудо природы, чтобы построить неповтори­мый по красоте город. Известный бразильский архитектор О. Нимейер говорил: «Когда в Европе меня спросили, какой самый красивый в мире город, я ответил:Рио-де-Жанейро, а затем Нитерой, потому что оттуда можно смотреть на Рио».

Рио-де-Жанейро — действительно необычайно красивый город, о его красоте сложено немало стихов и песен. Золотой песчаный берег Копа-

 

кабаны с севера прикрыт крутыми горными склонами, заросшими тро­пическим лесом. К югу расстилается чистая голубая даль открытого оке­ана, вдоль набережных выстроились железобетонные небоскребы, а на боковых улочках кое-где сохранились старинные особняки, которые своими закрытыми ставнями как будто дремлют на солнце. За резными решетками чугунных оград — щедрая тропическая зелень, и чудится, что вот-вот оживет древняя индейская сказка.

Самое любимое занятие самих кариоки — вдохновенно воспевать до­стоинства своего города. Уже через пять минут задушевного разговора с любым старожилом Рио иностранец узнает, что ему выпало счастье при­быть в «сидаде маравильоза» — самый красивый город на земле. На со­здание его Господь Бог затратил пять дней из семи, израсходованных на сотворение всего мира.

Первой столицей Бразилии был город Сальвадор, но в середине XVIII века «золотая лихорадка» внезапно возвысила Рио, и в 1763 году он стал столицей государства. Однако шли годы, и теперь уже у Рио появился соперник. «Кофейный бум» в конце XIX века вызвал к жизни город Сан- Паулу, который рос на кофе, как на дрожжах. Еще в 1890 году в городе проживало всего 65 ООО человек, а уже через полвека его население дос­тигло 2 500 ООО жителей. Сан-Паулу превратился в крупный промышлен­ный и торговый центр, и между двумя городами началось соперниче­ство. Не раз патриоты Сан-Паулу доказывали кариокам, что пора пере­носить столицу страны на новое место — в глубь страны. Они приводи­ли доводы, что перенесение столицы во внутренние районы будет содей­ствовать их освоению, что строительство новой столицы окажется вы­годным делом и оживит деятельность многих национальных компаний. Не надо забывать и о том, что прижатый к горам Рио уже не может больше расти.

И тем не менее судьба Рио складывалась вполне удачно, хотя и в его истории было немало трагических страниц. В 1711 году город был захва­чен французским генералом Р.Д. Труином, но кариоки собрали боль­шой по тем временам выкуп — 1000 крузейро, что равнялось цене за 200 ящиков сахара.

В конце XVIII века вице-королем Бразилии был назначен Луис Вас- конселос-и-Соуса, при котором в городе был построен водопровод и возведены общественные здания, многие из которых сохранились и до сегодняшнего дня. В 1808 году, спасаясь от наполеоновских войск, ко­ролевский двор Португалии прибыл в Бразилию, и огромной португаль­ской империей стали управлять из Рио-де-Жанейро. С появлением в Рио королевского двора в городе строятся пороховые заводы, создается, во­енно-морская школа, открываются Ботанический сад, Национальная библиотека, Академия художеств...

В 1821 году королевская семья возвратилась в Португалию, а реген­том Бразилии становится принц Педру. Португальские кортесы были недовольны этим обстоятельством и требовали возвращения принца в метрополию, но бразильцы просили его остаться. Это было время, ког­да все колонии Латинской Америки начали борьбу за свою независи­мость, и, учитывая острую ситуацию в стране, принц Педру в сентябре 1822 года объявил Бразилию независимой. Принца провозгласили коро­лем Бразилии, а день объявления независимости стал национальным праздником страны.

Символом Рио-де-Жанейро по праву считается статуя Спасителя, Идея этого сооружения зародилась в 1922 году, когда Бразилия праздновала 100-летие своей независимости. Тогда в стране был объявлен конкурс проектов на лучший монумент, и победителем его стал Эктор да Силва Коста, который предложил воздвигнуть статую Христа, обнимающего распростертыми руками лежащий внизу Рио. К делу тут же подключи­лась церковь, которая организовала по всей стране сбор пожертвований на осуществление проекта. И в итоге через девять лет статуя уже стояла на вершине холма Корковадо на высоте 704 метров.

Когда-то Рио-де-Жанейро был окружен горами, теперь горы окруже­ны городом: улицы вгрызаются в горы и проходят сквозь них. А украше­нием города является пляж Копакабана, без которого сегодня Рио уже невозможно представить. Еще труднее вообразить, что этот район, где землю нынче выкраивают с точностью до сантиметра, раньше вообще не входил в черту города. Он представлял собой незаселенную сушу — песчаные отмели, заросшие пальмовыми рощами.

На Копакабана давно нет ни пальмовых рощ, ни просто деревьев. Сначала здесь стали появляться легкие особняки, утопающие в зелени; потом особняки стали разрастаться, вытесняя рощи и сады. Когда уже нечего стало вытеснять, дома плотно прижались друг к другу и потяну­лись вверх. Одноэтажные дома стали сносить, чтобы они уступили мес­то многоэтажным.

Знаменитый пляж представляет собой узкую полоску песка длиной 6 километров. С одной стороны он ограничен грохочущим прибоем, за который заплывают только спасатели, а с другой — асфальтом, по кото­рому идет непрерывный поток машин.

Для многих жителей Рио-де-Жанейро пляж Копакабана — это место отдыха, для других — место работы. В первую очередь это относится к продавцам-разносчикам, которые торгуют циновками, очками, фрукта­ми, мороженым, напитками...

Рассказывая о Рио, невозможно не рассказать о карнавале, который проводится здесь в середине февраля. На пять дней весь город превра­щается в одну сцену для праздничной феерии. В дни карнавала востор­женные кариоки самозабвенно погружаются в действо, равного которо­му нет во всем мире. Никакие другие праздники, церемонии, обряды и шествия ни в какое сравнение не идут с карнавалом в Рио. Кариоки стряхивают с себя будничные заботы, преображаются сами и город пе­реворачивают с ног на голову. В Рио закрываются все банки, конторы и магазины, останавливаются типографские машины, гаснут огни свето­форов на городских перекрестках, зато вдохновенным огнем зажигают­ся сердца всех бразильцев.

В эти дни никто не рассуждает о политике, не метет улиц, не чистит башмаки... Рио наводняет ее величество Самба! Праздничной рекой, бурлящими красками, музыкой и невообразимыми костюмами вылива­ется она на городские улицы. Процессии танцоров сменяют друг друга, и можно без конца смотреть на движущиеся платформы, на которых и раскрывающиеся цветы, и огромные великаны, и сцены из бразильской истории...

За бешеным ритмом барабанов и исступленной самбы в исполнении бразильцев движутся к «самбодрому» по главной магистрали Рио «шко­лы самбо». Многие «школы» ничего не получают годами, но каждый раз они идут на карнавал: готовятся целый год, в тайне держат мелодию и слова песен, рисунок танца и костюмы. Торжественный парад «школ самбо» приковывает внимание не только Рио, но и всей страны. Побе­дители становятся чуть ли не национальными героями, а проигравшие страдают так, словно потерпели ни с чем не сравнимое поражение...

 

 

В феврале 1854 года русский фрегат «Паллада» вошел в манильский залив и бросил там якорь. Несколько моряков покинули борт фрегата, пересели в катер и, натянув над собой полотняный тент, направились к берегу. А потом моряки пошли бродить по разморенному зноем городу, был среди них и знаменитый русский писатель И. Гончаров. Впоследствии в своем произведении «Фрегат, “Паллада?”» он писал: «Все бредят Ма­нилой. Заранее обольщают себя мечтами: кто — увидеть роскошную при­роду, кто — новых жителей и новые нравы, кто льстится встретиться с крокодилом, кто с креолкой... У всех различные желания».

Желание экспедиции под командованием Мигеля Лопеса де Легаспи, отплывшей в 1564 году из мексиканского порта Ауденсия, было одно — завоевание далеких островов. Создав поселение на Панае, в мае 1570 года Л. де Легаспи отослал своего помощника на остров Лусон, и уже через год здесь, на берегу удобной морской гавани, разместилась штаб-квар­тира испанских конкистадоров. В день основания городского управле­ния — 24 июня 1571 года — новый город Манила был официально про­возглашен столицей Филиппин, Тагальское слово «Майнила» в переводе означает «там, где растет нила» (индиго). Эта трава и сегодня плывет по реке Пасигу как нескончаемый «зеленый ледоход».

Сначала в Маниле 300 лет хозяйничали испанцы, в конце XIX века их сменили американцы, и только в 1946 году Филиппины стали независи­мым государством. Современная Манила — это сложный конгломерат из 17 городов-спутников, не похожих друг на друга. Растянувшаяся на десятки километров «Большая Манила» распадается на несколько обо­собленных районов — «сити» (город), и получается как бы «город в го-

 

таг,

Когда-то Манила начиналась с района Тондо, а сейчас древнее но ^ьское поселение представляет собой скопление страшных лачуг, ко\Ь основное место жительства трудового люда, наравне с Сан-Ни­ксом и Сампалоком. и югу от Тондо — там, где когда-то селились первые испанские солдаты ЛИ1)Л-*ахи, — расположился старинный городок испанской и испано-фи- ка^ 'инской знати, в 1539 году каменной стеной отгороженный от «индио», *^^меновали аборигенов чванливые завоеватели. Этот городок назвали цвЧ^рамурос», что означает «внутри стен». Когда-то здесь располагалось с лу>щее владение раджи Салимана-Мэйнила. Испанские пушки смели его с\»*а земли, и на пепелище вырос «вечно благородный каменный город» крЦ}ушей, фортом Сантьяго и собором Святого Августина. Его узкие и цеЦл1е улочки, средневековые постройки, готические соборы и романские кЦи создали Маниле славу «испанского города на Востоке». мЧ\лее 400 лет стоит на земле Интрамурос, и многое помнят обросшие це1у стены крепости: звон колоколов, заставлявший окрестные деревни т>\кеть и преклонять колена, звуки полковой музыки на площади у Ра- пи{у, стоны и молитвы узников цитадели... Крепость побывала в руках А^Чтов, английских моряков, японских и американских завоевателей. по^иканцы устраивались в Маниле надолго и потому основательно. О ло^нутой родине им должны были напоминать такие названия кварта- ес** Н улиц: Флорида, Небраска, Дакота и др. Эти районы, располагавши- ча^ю побережью Манильской бухты, окаймляли бульвар, который сна- на^ носил имя американского командора Дьюи, а в настоящее время он Дается именем Рохаса — первого президента независимых Филиппин.

1937 году над Интрамурос развевалось два флага — американский и в ^ппинский: США предоставили стране «полунезависимость». Лишь П0Ь ^е 1946 года американский флаг был окончательно спущен, и с тех ны*|Цад старинными бастионами реет лишь национальный^сине-крас- ^флаг Филиппин.

ти\егодняшний Интрамурос — это заповедный музей, состоящий из со^1ны, серого камня и тусклой позолоты возвышающегося пирамидой ЭТ(^ Ьа Святого Августина. Для филиппинцев святое место в крепости — ^а(Лузей национального героя Хосе Рисаля, расположенный в форте РиН^ьяго. Он был выдающимся врачом-окулистом, философом, исто- СТ\К{, поэтом и лингвистом. Если бы он выбрал только поэзию и искус- |то мог бы стать одним из крупнейших в мире художников XIX века. н\\ Рисаль выбрал борьбу ради освобождения своей родины от коло­

дного гнета испанцев,

Мечтал я увидеть тебя не в тоске и слезах,

Без вечной печали, застывшей в любимых глазах, Отчизна моя,

Сокровище южных морей...


В 1892 году X. Рисаль создал освободительную организацию «Филип­пинская лига», но в том же году был арестован: ему было всего 35 лет, когда его казнили испанские колонизаторы. Похоронен Хосе Рисаль в парке, названном его именем. Сейчас жители Манилы идут в парк после рабочего дня, чтобы полежать на траве или просто подышать прохладой. А еще парк — это театр и консерватория под открытым небом: один раз в неделю здесь дает бесплатный концерт Филиппинский национальный симфонический оркестр.

Есть в Маниле свой «Манхэттен» — деловой и финансовый центр го­рода, свой «Монмартр» (улица Мабини), где живет художественная бо­гема, свое «Сохо» — припортовые «улицы греха». В китайском районе живет более миллиона китайцев со своими традициями, обычаями, ук­ладом жизни. Фасады здешних домов завешаны всевозможной рекла­мой: Чайн-таун торгует, мастерит, развлекает, исцеляет, предсказывает судьбу... Сюда часто приезжают из «европейской Манилы», чтобы про­катиться на фаэтоне и отведать блюда настоящей китайской кухни.

Деловая часть Манилы, в отличие от испанизированных кварталов и улиц в Интрамурос, спланирована совершенно иначе. От устья реки Пасигу к югу тянутся небольшие прямые улицы, которые выходят к 13 со­временным причалам Южного порта и пересекаются широкими про­спектами.                                                                                                                   ^

Формально столицей Филиппинской Республики с 1948 года являет­ся город-спутник Кэсон-сити, заложенный еще до Второй мировой вой­ны по инициативе президента М. Кэсона, мечтавшего о «городе без тру­щоб». Сейчас в Кэсон-сити перенесены правительственные здания, ино­странные посольства, офисы иностранных компаний, коммерческих банков и страховых обществ.

В Маниле есть необычный вид транспорта, какой, пожалуй, нигде больше не встретишь. Американцы после Второй мировой войны наме­ревались утопить свои джипы в океане, но потом продали их филиппин­цам — по 200 долларов за машину. И теперь пестро раскрашенные джи­пы, переделанные для перевозки пассажиров в «маршрутные такси», ез­дят по улицам Манилы и других филиппинских городов. Стоимость про­езда в них невысока, и потому они никогда не простаивают.

 

роде». Когда-то Манила начиналась с района Тондо, а сейчас древнее тагальское поселение представляет собой скопление страшных лачуг, но это основное место жительства трудового люда, наравне с Сан-Ни­коласом и Сампалоком.

К югу от Тондо — там, где когда-то селились первые испанские солдаты и монахи, — расположился старинный городок испанской и испано-фи­липпинской знати, в 1589 году каменной стеной отгороженный от «индио», как именовали аборигенов чванливые завоеватели. Этот городок назвали «Интрамурос», что означает «внутри стен». Когда-то здесь располагалось цветущее владение раджи Салимана-Мэйнила. Испанские пушки смели его с лица земли, и на пепелище вырос «вечно благородный каменный город» с ратушей, фортом Сантьяго и собором Святого Августина. Его узкие и кривые улочки, средневековые постройки, готические соборы и романские церкви создали Маниле славу «испанского города на Востоке».

Более 400 лет стоит на земле Интрамурос, и многое помнят обросшие мхом стены крепости: звон колоколов, заставлявший окрестные деревни цепенеть и преклонять колена, звуки полковой музыки на площади у Ра­туши, стоны и молитвы узников цитадели... Крепость побывала в руках пиратов, английских моряков, японских и американских завоевателей. Американцы устраивались в Маниле надолго и потому основательно. О покинутой родине им должны были напоминать такие названия кварта­лов и улиц: Флорида, Небраска, Дакота и др. Эти районы, располагавши­еся по побережью Манильской бухты, окаймляли бульвар, который сна­чала носил имя американского командора Дьюи, а в настоящее время он называется именем Рохаса — первого президента независимых Филиппин.

В 1937 году над Интрамурос развевалось два флага — американский и филиппинский: США предоставили стране «полунезависимость». Лишь в июле 1946 года американский флаг был окончательно спущен, и с тех пор над старинными бастионами реет лишь национальный”сине-крас- ный флаг Филиппин.

Сегодняшний Интрамурос — это заповедный музей, состоящий из тишины, серого камня и тусклой позолоты возвышающегося пирамидой собора Святого Августина. Для филиппинцев святое место в крепости — это музей национального героя Хосе Рисаля, расположенный в форте Сантьяго. Он был выдающимся врачом-окулистом, философом, исто­риком, поэтом и лингвистом. Если бы он выбрал только поэзию и искус­ство, то мог бы стать одним из крупнейших в мире художников XIX века. Но X. Рисаль выбрал борьбу ради освобождения своей родины от коло­ниального гнета испанцев.

Мечтал я увидеть тебя не в тоске и слезах,

Без вечной печали, застывшей в любимых глазах,

Отчизна моя,

Сокровище южных морей...

В 1892 году X. Рисаль создал освободительную организацию «Филип­пинская лига», но в том же году был арестован: ему было всего 35 лет, когда его казнили испанские колонизаторы. Похоронен Хосе Рисаль в парке, названном его именем. Сейчас жители Манилы идут в парк после рабочего дня, чтобы полежать на траве или просто подышать прохладой. А еще парк — это театр и консерватория под открытым небом: один раз в неделю здесь дает бесплатный концерт Филиппинский национальный симфонический оркестр.

Есть в Маниле свой «Манхэттен» — деловой и финансовый центр го­рода, свой «Монмартр» (улица Мабини), где живет художественная бо­гема, свое «Сохо» — припортовые «улицы греха». В китайском районе живет более миллиона китайцев со своими традициями, обычаями, ук­ладом жизни. Фасады здешних домов завешаны всевозможной рекла­мой: Чайн-таун торгует, мастерит, развлекает, исцеляет, предсказывает судьбу... Сюда часто приезжают из «европейской Манилы», чтобы про­катиться на фаэтоне и отведать блюда настоящей китайской кухни.

Деловая часть Манилы, в отличие от испанизированных кварталов и улиц в Интрамурос, спланирована совершенно иначе. От устья реки Пасигу к югу тянутся небольшие прямые улицы, которые выходят к 13 со­временным причалам Южного порта и пересекаются широкими про­спектами.                                                                                                                    ^

Формально столицей Филиппинской Республики с 1948 года являет­ся город-спутник Кэсон-сити, заложенный еще до Второй мировой вой­ны по инициативе президента М. Кэсона, мечтавшего о «городе без тру­щоб». Сейчас в Кэсон-сити перенесены правительственные здания, ино­странные посольства, офисы иностранных компаний, коммерческих банков и страховых обществ.

В Маниле есть необычный вид транспорта, какой, пожалуй, нигде больше не встретишь. Американцы после Второй мировой войны наме­ревались утопить свои джипы в океане, но потом продали их филиппин­цам — по 200 долларов за машину. И теперь пестро раскрашенные джи­пы, переделанные для перевозки пассажиров в «маршрутные такси», ез­дят по улицам Манилы и других филиппинских городов. Стоимость про­езда в них невысока, и потому они никогда не простаивают.

 

ОСТАВИТЬ КОМЕНТАРИЙ

Write a comment

  • Required fields are marked with *.

САМЫЕ ПОПУЛЯРНОЕ

1 Как искать клады

2 Первые люди на луне

3 Призрачный мир

4 Соперник серебра

5 Психографология

6 Сексуальная агрессия

7 Сексуальные преступления

8 Тайны запахов и звуков

КУПИТЬ РЕКЛАМНОЕ МЕСТО
По вопросам размещения рекламы на сайте пишите на deniwebs@yandex.ru