СОВЕТУЕМ ПОЧИТАТЬ

100 самых интересных городов Мира

Узнайте все о самых интересных городах нашей планеты - приготовьтесь к кругосветному путешествию

100 великих кораблекрушений

Подборка самых страшных кораблекрушений в истории человечества

Физиогномика

Наука физиогномика стара как мир. Можно сказать, что она начала формироваться интуитивно. Задумывались ли вы когда-нибудь, почему без видимых причин один человек нам нравится, к другому мы испытываем антипатию, а третий вообще не вызывает никаких эмоций?

Сокровища затонувших кораблей

Узнайте какие сокровища таят в себе морские глубины.

ВЫСОКОГОРНЫЙ ГОРОД ЛА-ПАС

 

Место для возведения Ла-Паса испанцы выбрали очень удачно — в котло­вине на северо-востоке плоскогорья Альтиплано. Края этой гигантской чаши укрывают город от леденящих ветров широкого и ровного, как стол, плоского­рья, окруженного ледниковыми шапками Анд. Климат на Альтиплано — вы­сокогорно-континентальный, с резкими перепадами температуры, поэтому жители Ла-Паса по вечерам даже летом часто поверх свитера надевают еще и куртку.

Поначалу в городе, расположенном на высоте в 3700 метров, следует ходить медленно: воздух здесь очень разрежен, и к этой особенности боливийской столицы нужно сначала привыкнуть, а то можно и в обмо­рок упасть. Лучший способ привыкания — движение, ходьба, и через 2—3 дня ты уже начинаешь двигаться как настоящий индеец Анд.

Где-нибудь в Европе восхождением на такую высоту можно было бы гор­диться и на старости лет рассказывать об этом внукам. А в Боливии на этой высоте расположен город с миллионным населением, который называют са­мой высокогорной столицей в мире, хотя официальной столицей Боливии счи­тается небольшой городок Сукре. Исполнительная и законодательная власть Боливии, здание парламента, резиденция президента и министерства нахо­дятся в Ла-Пасе, а в Сукре остался только верховный суд страны.

Педро де Сьеса де Леон, один из хронистов завоевания Америки, писал, что «город находится в маленьком узком ущелье меж горных хребтов; город построили в самом равнинном месте, дабы легче было носить воду и хворост... Это самое теплое место среди всех долин и равнин провинции Кальяхо, распо­ложенных выше в горах, где нет ничего необходимого для должного обеспече­ния подобных городов. Однако жители поговаривали о том, чтобы переселить-

 

ся поближе к большому озеру Титикака или селениям Тиауанако и Гуаки. Но город остался стоять в долине Чукиапо, где за минувшие годы добыли много золота». Испанцы тоже задержались в этих краях из-за золотой жилы, найден­ной в долине реки Чокейапу, а преимущества микроклимата открылись им уже после. Как и стратегическое положение Ла-Паса на перекрестке горных дорог...

Название города «Ла-Пас» означает «мир». Это подчеркивается и в гербе города, где под шлемом, на который уселся голубь с оливковой ветвью в клю­ве, изображены гора Иллимани и речка, а на берегах ее лев и овца, мирно взирающие друг на друга. Девиз на гербе гласит: «Раздоры на согласие смени­ли и город создали, чтобы мир и любовь их навек объединили!». Это произошло в 1548 году, но город был заложен вовсе не в ознаменование дружбы испанцев с индейцами поселка Чуки-Апу, как можно было бы подумать сначала, а в память примирения двух испанских конкистадоров, не поладивших при раз­деле добычи.

История Боливии связана с добычей золота и серебра, но постепен­но их запасы истощились, и в конце XIX века в стране стали добывать олово — металл, обычно сопутствующий серебру. Однако со временем закончилось и олово, и на что теперь рассчитывать Боливии, которая и без того считается одной из самых бедных стран в мире? За свою отно­сительно короткую историю страна пережила не один экономический кризис, и в Ла-Пасе сохранились свидетельства тех тяжелых дней.

Одним из таких свидетельств является президентский дворец ~ скром­ное трехэтажное здание, не сразу привлекающее внимание. Когда Алон­со де Мендоса на месте старого индейского поселения Чуки-Апу осно­вал город, на главной площади сразу же стали возводить здание, которое одновременно бы служило и резиденцией правителя, и тюрьмой. В Ла- Пасе говорят, что место это было проклято возводившими здание ин­дейскими мастерами из Тиауанако, которые не привыкли" работать под плетью.

Президентский дворец на протяжении долгих лет своего существова­ния действительно служил резиденцией правителей и тюрьмой, казар­мой кавалерийского полка и баром, местом развлечения и даже... пуб­личным домом. Первое кровавое событие в «биографии» дворца про­изошло в декабре 1661 года. В полночь в него ворвались вооруженные метисы и с криками: «Смерть плохим правителям!» — закололи намест­ника испанского короля Кристобаля де Коньедо.

Площадь перед дворцом помнит и восстание Тупака Катари в 1781 году, когда восстали индейцы, разоренные бесконечными поборами централь­ных и местных властей. «Паласио Кемадо» («Сожженный дворец») рези­денция боливийских правителей стала называться в 1875 году. Тогда разо­ренные граждане, воспользовавшись отсутствием в городе армейских подразделений, забросали дворец намоченными в нефти тряпками и по­дожгли его. То, что не смог сделать огонь, довершили грабители...

Историческим центром Ла-Паса является площадь Мурильо, названная в честь организатора борьбы против испанского владычества Педро Доминго

Мурильо — очень почитаемого в Боливии человека. На площади Мурильо все­гда многолюдно: здесь можно встретить студента и политика, торговца и слу­жащего, однако главный колорит придают площади индейцы, которые сейчас приезжают в Ла-Пас изо всех уголков Боливии. А до революции 1952 года индейцам было запрещено появляться на площади перед президентским двор­цом.

Обычно город разрастается вокруг холма с крепостью, подобной праж­ским Градчанам, московскому Кремлю или таллиннскому Вышгороду. В Ла-Пасе центр города расположился на дне котловины Альтиплано — примерно метров на 400 ниже его окраин. Вверх по горным склонам, как лучи, расходятся улицы, которые поднимаются здесь так круто, что тротуары зачастую превращаются в лестницы.

В Ла-Пасе постоянно ощущаешь аромат старины. На крутых и узких улочках города разместились невысокие дома под красной, потемнев­шей от времени черепицей. Эти дома строились давно, когда на землях Боливии господствовали испанские завоеватели. Некоторые дома напо­минают ласточкины гнезда, прилепившиеся к стене. К стенам прилепи­лись и маленькие металлические балкончики, внутри дома — патио — все, как было в самой Испании несколько веков назад.

Ла-Пас окружают массивы гор с видимой отовсюду белой шапкой пика Иллимани — божественным фетишем древних индейцев. Горы здесь безлесы и не покрыты травами, поэтому вид стихийного нагромождения первобытных камней — твердых и бурых, иногда переходящих в крова­вый цвет, — придает городу черты суровости. Но всегда безоблачное небо и яркий слепящий свет солнца буйством своих красок смягчают эту су­ровость.

Ла-Пас — удивительный город: куда в нем ни пойдешь — все в гору. Чем беднее квартал, тем выше он находится. На самом верху располо­жена церковь Святого Франциска, окруженная такими узкими улочка­ми, что нечего и думать о том, чтобы добраться сюда на автомобиле. Но хоть добираться сюда и неудобно, здесь всегда царит людское многолю­дье из оборванных, больных туберкулезом индейцев, босых индеанок с рахитичными детьми — всех, у кого нет денег на врача. Идут сюда и богатые сеньоры и дамы, которым не могут помочь доктора, а также томимые любовью юнцы и женщины, ревнующие своих мужей... Все они приходят к индейским знахарям из племени кальяуайха, название которого означает «обладающие лекарством». Под этим именем враче­ватели были известны еще в империи инков" и до сих пор их знают по всей Южной Америке.

Из своих деревень, которые располагаются на северо-востоке от озе­ра Титикака, они уходят, закинув за спину пестрые мешки с лекарства­ми, в странствия на год, а то и больше. В Ла-Пасе врачеватели всегда останавливаются у церкви Святого Франциска, тут же они раскидывают и свои открытые прилавки, на которых разложены в коробочках сухие травы всех цветов, куски камеди, разноцветная глина, запечатанные смолой баночки, горшочки, бутылочки...

 

ся поближе к большому озеру Титикака или селениям Тиауанако и Гуаки. Но город остался стоять в долине Чукиапо, где за минувшие годы добыли много золота». Испанцы тоже задержались в этих краях из-за золотой жилы, найден­ной в долине реки Чокейапу, а преимущества микроклимата открылись им уже после. Как и стратегическое положение Ла-Паса на перекрестке горных дорог...

Название города «Ла-Пас» означает «мир». Это подчеркивается и в гербе города, где под шлемом, на который уселся голубь с оливковой ветвью в клю­ве, изображены гора Иллимани и речка, а на берегах ее лев и овца, мирно взирающие друг на друга. Девиз на гербе гласит: «Раздоры на согласие смени­ли и город создали, чтобы мир и любовь их навек объединили!». Это произошло в 1548 году, но город был заложен вовсе не в ознаменование дружбы испанцев с индейцами поселка Чуки-Апу, как можно было бы подумать сначала, а в память примирения двух испанских конкистадоров, не поладивших при раз­деле добычи.

История Боливии связана с добычей золота и серебра, но постепен­но их запасы истощились, и в конце XIX века в стране стали добывать олово — металл, обычно сопутствующий серебру. Однако со временем закончилось и олово, и на что теперь рассчитывать Боливии, которая и без того считается одной из самых бедных стран в мире? За свою отно­сительно короткую историю страна пережила не один экономический кризис, и в Ла-Пасе сохранились свидетельства тех тяжелых дней.

Одним из таких свидетельств является президентский дворец — скром­ное трехэтажное здание, не сразу привлекающее внимание. Когда Алон­со де Мендоса на месте старого индейского поселения Чуки-Апу осно­вал город, на главной площади сразу же стали возводить здание, которое одновременно бы служило и резиденцией правителя, и тюрьмой. В Ла- Пасе говорят, что место это было проклято возводившими здание ин­дейскими мастерами из Тиауанако, которые не привыкли-работать под плетью.

Президентский дворец на протяжении долгих лет своего существова­ния действительно служил резиденцией правителей и тюрьмой, казар­мой кавалерийского полка и баром, местом развлечения и даже... пуб­личным домом. Первое кровавое событие в «биографии» дворца про­изошло в декабре 1661 года. В полночь в него ворвались вооруженные метисы и с криками: «Смерть плохим правителям!» — закололи намест­ника испанского короля Кристобаля де Коньедо.

Площадь перед дворцом помнит и восстание Тупака Катари в 1781 году, когда восстали индейцы, разоренные бесконечными поборами централь­ных и местных властей. «Паласио Кемадо» («Сожженный дворец») рези­денция боливийских правителей стала называться в 1875 году. Тогда разо­ренные граждане, воспользовавшись отсутствием в городе армейских подразделений, забросали дворец намоченными в нефти тряпками и по­дожгли его. То, что не смог сделать огонь, довершили грабители...

Историческим центром Ла-Паса является площадь Мурильо, названная в честь организатора борьбы против испанского владычества Педро Доминго

Мурильо — очень почитаемого в Боливии человека. На площади Мурильо все­гда многолюдно: здесь можно встретить студента и политика, торговца и слу­жащего, однако главный колорит придают площади индейцы, которые сейчас приезжают в Ла-Пас изо всех уголков Боливии. А до революции 1952 года индейцам было запрещено появляться на площади перед президентским двор­цом.

Обычно город разрастается вокруг холма с крепостью, подобной праж­ским Градчанам, московскому Кремлю или таллиннскому Вышгороду. В Ла-Пасе центр города расположился на дне котловины Альтиплано — примерно метров на 400 ниже его окраин. Вверх по горным склонам, как лучи, расходятся улицы, которые поднимаются здесь так круто, что тротуары зачастую превращаются в лестницы.

В Ла-Пасе постоянно ощущаешь аромат старины. На крутых и узких улочках города разместились невысокие дома под красной, потемнев­шей от времени черепицей. Эти дома строились давно, когда на землях Боливии господствовали испанские завоеватели. Некоторые дома напо­минают ласточкины гнезда, прилепившиеся к стене. К стенам прилепи­лись и маленькие металлические балкончики, внутри дома — патио — все, как было в самой Испании несколько веков назад.

Ла-Пас окружают массивы гор с видимой отовсюду белой шапкой пика Иллимани — божественным фетишем древних индейцев. Горы здесь безлесы и не покрыты травами, поэтому вид стихийного нагромождения первобытных камней — твердых и бурых, иногда переходящих в крова­вый цвет, — придает городу черты суровости. Но всегда безоблачное небо и яркий слепящий свет солнца буйством своих красок смягчают эту су­ровость.

Ла-Пас — удивительный город: куда в нем ни пойдешь — все в гору. Чем беднее квартал, тем выше он находится. На самом верху располо­жена церковь Святого Франциска, окруженная такими узкими улочка­ми, что нечего и думать о том, чтобы добраться сюда на автомобиле. Но хоть добираться сюда и неудобно, здесь всегда царит людское многолю­дье из оборванных, больных туберкулезом индейцев, босых индеанок с рахитичными детьми — всех, у кого нет денег на врача. Идут сюда и богатые сеньоры и дамы, которым не могут помочь доктора, а также томимые любовью юнцы и женщины, ревнующие своих мужей... Все они приходят к индейским знахарям из племени кальяуайха, название которого означает «обладающие лекарством». Под этим именем враче­ватели были известны еще в империи инков" и до сих пор их знают по всей Южной Америке.

Из своих деревень, которые располагаются на северо-востоке от озе­ра Титикака, они уходят, закинув за спину пестрые мешки с лекарства­ми, в странствия на год, а то и больше. В Ла-Пасе врачеватели всегда останавливаются у церкви Святого Франциска, тут же они раскидывают и свои открытые прилавки, на которых разложены в коробочках сухие травы всех цветов, куски камеди, разноцветная глина, запечатанные смолой баночки, горшочки, бутылочки...

Продавцы сидят молча. Это ведь тебе что-то нужно от них, вот ты и расска­зывай, что и где у тебя болит. От многих болезней есть у кальяуайха лекарства, проверенные веками, причем используют они только травы, собранные у себя на родине. Тот же цветок или та же трава, но растущие в других местах, они считают неподходящими.

Кальяхи рассказывают, что их предки были врачевателями при дворе Великих Инков, никто, кроме них, не имел права заниматься медици­ной в государстве инков. И действительно, знахари-кальяхо умеют ис­кусно делать трепанацию черепа и сращивать сломанные кости, без вся­ких приборов они могут определить пол ребенка, находящегося в чреве матери. Как это им удается? Эти тайны упорные кальяхи берегут очень строго...

Свое привилегированное положение врачеватели-индейцы сохрани­ли и при испанцах. В некоторых областях медицины они знали больше европейских врачей, и потому испанцы быстро оценили их искусство. Самого вице-короля Перу врачевал кальяхо Серхио Уанай.

 

ОСТАВИТЬ КОМЕНТАРИЙ

Write a comment

  • Required fields are marked with *.

САМЫЕ ПОПУЛЯРНОЕ

1 Как искать клады

2 Первые люди на луне

3 Призрачный мир

4 Соперник серебра

5 Психографология

6 Сексуальная агрессия

7 Сексуальные преступления

8 Тайны запахов и звуков

КУПИТЬ РЕКЛАМНОЕ МЕСТО
По вопросам размещения рекламы на сайте пишите на deniwebs@yandex.ru