СОВЕТУЕМ ПОЧИТАТЬ

100 самых интересных городов Мира

Узнайте все о самых интересных городах нашей планеты - приготовьтесь к кругосветному путешествию

100 великих кораблекрушений

Подборка самых страшных кораблекрушений в истории человечества

Физиогномика

Наука физиогномика стара как мир. Можно сказать, что она начала формироваться интуитивно. Задумывались ли вы когда-нибудь, почему без видимых причин один человек нам нравится, к другому мы испытываем антипатию, а третий вообще не вызывает никаких эмоций?

Сокровища затонувших кораблей

Узнайте какие сокровища таят в себе морские глубины.

ПО КОПЕНГАГЕНУ ВМЕСТЕ С АНДЕРСЕНОМ

Очарование датской столицы пленяет наше сердце еще с детства, с первых сказок волшебника Ханса Кристиана Андерсена. Копенгаген — город Андер­сена, о чем настойчиво говорят не только носящий его имя бульвар или памят­ник в центре, но даже, казалось бы, самые обычные мелочи. Вот, например, трубочист на черепичной крыше — многие жители Копенгагена до сих пор пользуются его услугами. А вот в крепостных каналах, которые превращены теперь в пруды, плавают белые лебеди: в 1874 году именно эта гордая птица была избрана символом Дании.

Знакомство туристов с Копен­гагеном начинается с Ратушной площади, в дальнем углу кото­рой — памятник великому писа­телю Х.К. Андерсену: добрый ска­зочник сидит с книжкой в руках в окружении раскидистых буков. В городе два Памятника К.Х. Андер­сену: один стоит в Королевском парке, он более старый и привыч­ный для жителей датской столи­цы. Памятник на Ратушной пло­щади — новый и известен приез­жим, поэтому для коренного ко­пенгагенца «встретиться у памят­ника» означает одно, а для турис­та — другое.

На площади Нюторв видны окна того самого подвала в зда­нии суда, в котором сидел солдат из «Огнива», ожидая казни. Помните, как говорится в сказке: «Утром солдат подошел к окошку и стал глядеть сквозь железную решетку на улицу: народ толпами валил за город смотреть, как будут вешать солдата; били барабаны, проходили полки. Все спешили, бежали бе­гом. Бежал и мальчишка-сапожник в кожаном переднике. Он мчался вприп­рыжку, и одна туфля слетела у него с ноги и ударилась прямо о стену, у которой стоял солдат и глядел в окошко». Окна подвала находятся как раз на уровне мостовой, так что все описанное в «Огниве» вполне могло происходить именно здесь.

Неподалеку от Стрёэт, самой длинной пешеходной улицы в мире, находится старинное массивное здание — Круглая башня. Эта башня привлекает внимание сразу: сооруженная в 1647 году, она и сейчас смот­рится очень внушительно. Конечно же, Х.К. Андерсен не мог обойти ее своим вниманием. В «Огниве» сказано, что «у собаки, которая сидит на деревянном сундуке, глаза — каждый с Круглую башню».

Круглая башня после возведения служила двум весьма далеким друг от друга целям: она являлась и церковью Святой Троицы, и одновремен-

 

но обсерваторией Копенгагенского университета. Часто ее связывают с име­нем выдающегося средневекового астронома Тихо Браге, хотя обсерватория Круглой башни была построена спустя 40 лет после его смерти. Но имя вели­кого датчанина ассоциируется с башней совсем не случайно, так как именно он с непостижимой для своего времени точностью определил положение све­тил на небе. Наверху на высоком цоколе установлен бюст Тихо Браге, которо­го Х.К. Андерсен не раз вспоминал в своих сказках.

К настоящему времени Круглая башня уже потеряла свое назначение как обсерватория: теперь на нее поднимаются туристы, чтобы с высоты посмот­реть на старый город с его пешеходными улицами. На смотровую площадку г ведет выложенный кирпичом пандус, который находится внутри башни. В 1716 году, поразив жителей датской столицы, Петр I въехал на Круглую башню верхом на лошади. Рассказывают, что Екатерина I, не желая отставать от мужа, въехала на башню в карете, чем еще больше изумила копенгагенцев.

Х.К. Андерсен знал эту историю и даже пополнил ее еще одной подробно­стью. Поднявшись наверх, русский царь повелел одному человеку из своей свиты броситься вниз. И тот бы сделал это, но тут вмешался датский король: у сказочника Х.К. Андерсена в романе «Быть или не быть» написано именно так. Было так или нет, но место это с некоторых пор почему-то облюбовали самоубийцы, и теперь смотровую площадку на вершине Круглой башни, по­мимо изящной литой ограды, обнесли еще и стальной изгородью...

В молодые годы датского сказочника Копенгаген выглядел, конечно, ина­че, чем сегодня. Он был обнесен земляным валом, а городские ворота на ночь ^ запирались на ключ, который, как считалось, хранился у короля под подуш­кой. На Вестерброгаде — одной из центральных улиц Копенгагена — располо­жен Городской музей, перед входом в который сделан макет города, каким он был в 1536 году.

Следует отметить, что до начала XIV века Копенгаген ничем не вы­делялся среди других датских городов, хотя и был расположен на выгод­ном в политическом и экономическом отношении месте — на берегу пролива Эрезунд. А рыбные уловы здесь были такими богатыми, что путешественники свидетельствовали: «сельдь в Зунде шла так густо, что ее можно было рубить мечом».

Отличался Копенгаген только своими ежегодными ярмарками, ко­торые проходили в месяцы между Святым Варфоломеем и Святым Дио­нисием и на которые стекалось множество датчан и иностранцев. В ос­тальное время Копенгаген снова превращался в провинциальный горо­док, не имевший даже крепостной стены. Его окружали невысокие зем­ляные валы, кое-где сменявшиеся деревянными палисадами. Это был типичный крестьянский город, так как большинство его населения было занято сельским хозяйством — полностью или частично.

Улицы Копенгагена были не мощеными, утром пастух собирал на них городское стадо, а днем здесь бегали куры и свиньи городских жите­лей. Черепичные крыши на домах были редкостью, в городе имелось всего четыре церкви, самым высоким был собор монастыря францисканцев, кото­рых называли «серыми братьями».

Копенгаген, в котором тогда проживало около 4000 человек, издавна под­лежал юрисдикции епископа Роскильдского и платил ему налоги. Лишь с 1417 года он стал «королевским городом», но столицей не сделался, так как в Дании таковой тогда вообще не было.

Однако Копенгаген стал играть важную роль в торгово-политических пла­нах короля, и вскоре перемена юрисдикции сказалась на всем облике города. Король в своей постоянной борьбе с духовенством и светской аристократией опирался на бюргеров и потому даровал городу некоторые привилегии: снизил налоги, культура стала более светской, а обычаи — свободнее.

В Копенгагене к этому времени насчитывалось уже несколько десятков со­боров, и здания некоторых из них представляли собой выдающиеся памятники архитектуры, живописи и скульптуры. Главным собором Копенгагена в ту пору стал Собор Богоматери, высота которого достигала почти 80 метров, в его приде­лах находились алтари великолепной резной работы. Соборы и другие церков­ные постройки определяли архитектурный облик города, среди прохожих в гла­за бросались монахи и пасторы. Для небогатых и незнатных людей получение духовного образования было одной из немногих возможностей повысить свой социальный ртатус, и потому многие молодые копенгагенцы устремлялись на теологические факультеты — в страны, где были университеты.

Датские государственные деятели и церковные князья, в юности тоже обу­чавшиеся за границей, считали необходимым открыть университет и у себя на родине. И в 1487 году датский король подписал указ об основании в Копенга­гене университета — первого университета в скандинавских странах, все пре­подаватели, студенты и прислуга которого находились под особым королевс­ким покровительством. Однако средств на постройку университетского зда­ния не было, и временно его разместили в латинской школе собора Богомате­ри — в самом центре города. Позже университет занял соседнее здание Старой ратуши, и ратушная улица стала называться Студиестрэде. Профессоров при­гласили из соседних стран (в основном из Германии и Нидерландов), и в июне 1479 года первые 76 студентов из самой Дании, а также из Норвегии, Ислан­дии, Германии и Нидерландов приступили к учебным занятиям.

Самая длинная пешеходная улица в мире выводит туристов к району Нюхавн, название которого переводится как «Новая гавань», однако это одна из наиболее старых частей Копенгагена. Между двух рядов небольших домиков с острыми крышами, прилепившихся друг к другу вдоль узкого канала, стоят парусники: в солнечные дни в стеклах маленьких окон отражаются их мачты с оснасткой.

Канал, который заходит почти в центр Копенгагена, был проложен в 1673 году, и некоторые дома Нюхавна сохранились с того времени. У каждого старинного дома — своя биография, и многие здания тоже связаны с именем Х.К. Андерсена: в одном он жил, в другом — написал первые сказки, в третьем — провел последние два года своей жизни. Именно в Нюхавне были созданы сказки «Принцесса на горошине», «Маленький Клаус и Большой Клаус», «Цветы маленькой Иды», при­несшие ему всемирную известность.

В том месте, где старый канал упирается в площадь Конгенс- Нюторв, на мосто­вой лежит большой корабельный якорь, навечно установленный в гавани. Это па­мять о 1450 датских моряках, которые погибли в годы Второй мировой войны.

Но главную достопримечательность Копенгагена назовут сразу даже те, кто никогда не был в Дании. На каменной глыбе у набережной Лангелинье, у входа в копенгагенский порт, сидит бронзовая «Русалочка». Помните сказку? «Когда тебе исполнится пятнадцать лет, — говорила бабушка, — тебе разрешат всплывать на поверхность моря, сидеть там при свете месяца на скалах и смотреть на плывущие мимо огромные корабли».

Сказочная «Русалочка» давно стала символом Копенгагена, и вот уже по­чти 90 лет сидит она на каменной глыбе, приветствуя корабли, заходящие в Торговую гавань — так переводится название датской столицы. Вокруг памят­ника уже давно сложились свои традиции, например, моряки со всего света дарят ей цветы —- на счастье.

И хотя андерсеновскую атмосферу в Копенгагене ощущаешь буквально на каждом шагу, некоторые считают, что полностью ею можно насладиться только в парке «Тиволи», где всегда царит непринужденный праздник.^ «Тиво­ли» настолько вписывается в город, что кажется, будто он был в Копенгагене всегда. Однако создан парк был в 1843 году Георгом Карстенсеном — сыном датского консула в Алжире. В то время в Европе были в моде большие раз­влекательные сады с восточными декоративными элементами. Разрешение от армейских чиновников на создание «Тиволи» Г. Карстенсен получил только при условии, что все сооружения в парке будут из дерева, стекла и других легких материалов, чтобы в случае военной необходимости сразу же можно было освобо­дить место для пушек.

Сейчас в «Тиволи» есть дворец в мавританском стиле, который вечерами рас­цвечивается мириадами ярких лампочек; китайский театр, построенный с со­блюдением всех традиционных канонов, вплоть до подбора цветов в его оформле­нии. Вместо опускающегося занавеса, например, сцену в театре закрывают створ­ки, расписанные как распущенный хвост павлина.

С 1844 года Ц Карстенсен стал устраивать в парке парад «гвардей­цев» — марш мальчиков, одетых в красно-белую форму. И когда видишь, как по узенькой дорож­ке маршируют дети в гвардейских мундирах, и карету, в которой си­дит такая же маленькая «короле­ва», — конечно же, вспоминаешь Х.К. Андерсена. И хотя ни много­этажной китайской пагоды, ни китайского театра во времена ска­зочника не было, китайская эк­зотика в «Тиволи» присутствовала с самого начала.

Есть в Копенгагене и «русский район» — это район улицы Бред- гаде. Именно здесь, среди разно­образных бронзовых шпилей,

притаилась православная церковь Александра Невского со своими тремя зо­лочеными куполами-луковками. Она была сооружена для сотрудников рос­сийского посольства и в связи с едва ли не ежегодными визитами в Данию царской семьи. Однако само ее создание было связано с одной интересной страницей в истории датско-российских отношений.

В значительной степени храм был построен на средства русской царицы Марии Федоровны, в девичестве — датской принцессы Дагмары. Обрученная с преждевременно скончавшимся наследником русского престола Николаем, она в итоге вышла замуж за его брата — впоследствии императора Александра III. Приняв христианство еще при первом обручении, Мария Федоровна сде­лала большой взнос на строительство церкви защитника земли русской Алек­сандра Невского.

В районе улицы Бредгадэ находится и Амалиенборг— королевская резиденция, комплекс которой образуется четырьмя дворцовыми здани­ями. Если бы не пристань за ними, у которой швартуются гиганты-паро­мы, своими громадами нависающие над дворцом, эти здания могли бы казаться еще более внушительными.

Когда часы на фронтоне дворца бьют двенадцать раз, на дворцовой площади происходит торжественная церемония, которая родилась мно­го лет назад, — это смена караула и вынос знамени. Под звуки отрывис­той команды маршируют и на ходу перестраиваются нарядные гвардей­цы в огромных гвардейских шапках и черных шинелях, перетянутых бе­лыми ремнями.

Тамбур-мажор с горделивой осанкой поднимает жезл, и музыканты исполняют марши. А потом лакей в красной с золотом ливрее и старин­ной треуголке открывает ворота дворца, и туда медленно скользящим шагом, под звуки национального гимна, уходят начальник караула и знаменосец.

 

Токио не принадле­жит к числу древних го­родов Японии. В VIII веке, когда по образцу китайских городов, возво­дились Нара и Киото, вся равнина Канто, где рас­полагается сейчас япон­ская столица, представля­ла собой заболоченное место. Люди здесь сели­лись еще в глубокой древ­ности, о чем свидетель­ствуют археологические расколки, но больших поселений не возникало. Однако старинный храм Токио — Сенсёдзи — по преданию, был возведен в 628 году, менее чем че­рез сто лет после про­никновения в страну буд­дизма. Вокруг этого хра­ма первоначально и со­средоточивалась соци­альная иг культурная жизнь крестьян-рисово- дов и рыбаков из близле­жащих деревень.

Часть равнины Канто с древних времен называ­лась Эдо, что означает «устье». Около 1100 года здесь властвовал мест­ный военачальник Таро Сиэнага, укрепленный лагерь которого тоже на­зывался Эдо. Могуще­ство этого рода было не­продолжительным, и впоследствии из-за не­скончаемых междоусоб­ных войн в стране сложи­лись большие кланы фе-

 

одалов, во главе каждого из которых стоял свой вождь. В 1192 году фео­далы восточной части острова Хонсю победили всех соперников и объя­вили своего предводителя Минамото Ёритомо правителем государства. Японский император был лишен власти, которая перешла к сёгунам, а за императором сохранились лишь функции верховного жреца.

К середине XV века для защиты от врагов на территории Эдо стали возводить укрепленный замок. День 8 апреля 1457 года, когда было за­вершено строительство замка, и считается датой основания Эдо. Как и другие японские города того времени, Эдо не имел стены, которая отде­ляла бы его от окрестных деревень, да и постройки его мало чем отли­чались от деревенских. Но постепенно вокруг замка начали селиться ремесленники, и стал складываться город, который вскоре превратился в весьма людное поселение.

Однако к концу XV века разраставшийся было Эдо из-за жестоких феодальных распрей пришел в упадок, длившийся целое столетие. Воз­рождение города началось в конце XVI века, но к этому времени он представлял собой кучку бедных хижин среди дикой болотистой равни­ны, продуваемой морскими ветрами.

Внимательно изучивший местность Токугава Иэясу, губернатор рай­она Канто, увидел, что Эдо занимает очень выгодную позицию — и стра­тегическую, и по отношению к торговым путям. По его приказу на мес­те старого замка был возведен новый, более обширный, и здесь полко­водец поселил свою армию — 80 ООО самураев. Замок окружали невысо­кие, но массивные стены и широкий ров, заполненный водой.

Примерно в это же время началось и развитие буддийского храмово­го комплекса Асакуса. Сейчас к нему ведет улица Накамисе, по ней вдоль широкого шоссе тянутся два ряда магазинов и магазинчиков, над кото­рыми нависают ветки сакуры — настоящие и искусственные. На первый взгляд улица Накамисе мало чем отличается от других улиц японской столицы: она тоже производит впечатление большой пестрой ярмарки. Но у магазинов, расположенных на ней, есть одна особенность: здесь главным образом торгуют сувенирами.

Асакуса — одно из тех мест Токио, которые обладают удивительной притягательной силой. Здесь шумно, многолюдно и празднично в лю­бой день, и связано это с великолепным храмовым ансамблем Сенсёдзи, или; как его попросту называют в народе, Каннон.

Поднявшись в гору, улица Накамисе словно упирается в скалу сталь­ного цвета, которая по мере приближения" к ней становится высокой серой кровлей храма Асакуса Каннон. Перед входом в него стоит гро­мадный подсвечник: на широкой подставке, укрепленной под деревян­ным навесом, тлеют десятки тонких, свитых из бумаги «свечей». Протя­гивая руки к пахучему дыму, люди очищаются перед входом в храм, в котором находится статуя богини милосердия и сострадания Каннон. Это особенная статуя: ее нашли еще в 628 году братья-рыбаки в реке Сумида. А потом для нее построили небольшой храм, который впослед­ствии много раз перестраивался. Постепенно территория его, к которой прибавлялись все новые строения, значительно расширилась, и сейчас храмовый комплекс включает несколько десятков сооружений.

Главное здание храма построено в XVII веке: в нем сверкает позоло­той великолепный резной алтарь Гокудзи, в котором и установлена най­денная в реке статуя богини. В храме постоянно идут службы, но в лю­бое время свободно можно войти сюда, чтобы купить ароматические палочки или бросить несколько монет в специальный ящик.

В одном из павильонов храмового комплекса находится статуя Буд­ды, окруженная массивными золотыми лотосами. Словно бледная луна светятся здесь овальные фонарики, а у алтаря проводит богослужение буддистский монах. Но все это видно будто бы сквозь легкую дымку, так как тонкая проволочная решетка, наподобие металлической вуали, от­гораживает алтарь от посетителей. Только за особую плату можно прой­ти за решетку и приблизиться к алтарю.

...Сегуны из династии Токугава во время своего правления установи­ли жесткую регламентацию общественных отношений. Все население было разделено на четыре замкнутых сословия: воины-самураи, кресть­яне, ремесленники и торговцы. Страну разделили на 200 феодальных кланов, во главе которых стояли наследственные правители даймё. Что­бы подчинить их центральной власти, правительство сёгунов заставило всех их построить в Эдо свои резиденции. Сюда, посещая двор сегуна, даймё должны были приезжать ежегодно. Кроме того, жены и дети дай­мё постоянно жили в Эдо, по существу, оставаясь там заложниками.

В соответствии с указаниями сёгунов Эдо быстро разрастался и за­страивался. Кварталы города разбивались по канонам прямоугольной планировки, которая издавна была принята в Японии, однако отдель­ные группы кварталов не всегда были связаны с собой. В результате та­кой застройки получилась довольно сложная планировка города.

Все сооружения на территории замка сёгунов и в самомГгороде были деревянными и, кроме дозорной башни, невысокими. Скученные дере­вянные постройки часто страдали от опустошительных пожаров. После одного из них, случившегося в 1657 году, власти, например, на участок среди рисовых полей переместили из центра города Ёсивара — квартал гейш и куртизанок. А чтобы держать под контролем веселую жизнь Эдо, квартал окружили глубокими рвами, оставив единственный проход, ко­торый закрывался в 10 часов вечера, но это нисколько не уменьшило популярности Ёсивара.

В Токио город был переименован после буржуазного переворота 1868 года, когда правление сёгунов в Японии было низложено и восста­новлена императорская власть. В армейском обозе из Киото привезли 15-летнего мальчика-императора Мицухито, происходившего из древне­го рода синтоистских жрецов славного племени ямато.

В этом же войсковом обозе прибыли в Токио и два купца — Мицуи и Ивасаки, на деньги которых была оснащена заморским оружием япон­ская армия, свергнувшая сёгунов. В благодарность император даровал им титул баронов.

Замок сёгунов со временем был перестроен в Императорский дво­рец, который сейчас располагается в самом центре Токио. Но в те вре­мена, когда император прибыл в свою новую столицу, на противопо­ложной стороне площади перед замком расстилались только пустыри и болота. Купец Ивасаки приобрел эти пустующие земли и выстроил на них три каменных здания для своей конторы. Это произошло сразу же после захвата Японией Тайваня, да и впоследствии доходы купца, осно­вателя промышленно-финансового концерна Мицубиси, постоянно рос­ли от военных поставок.

ОСТАВИТЬ КОМЕНТАРИЙ

Write a comment

  • Required fields are marked with *.

САМЫЕ ПОПУЛЯРНОЕ

1 Как искать клады

2 Первые люди на луне

3 Призрачный мир

4 Соперник серебра

5 Психографология

6 Сексуальная агрессия

7 Сексуальные преступления

8 Тайны запахов и звуков

КУПИТЬ РЕКЛАМНОЕ МЕСТО
По вопросам размещения рекламы на сайте пишите на deniwebs@yandex.ru