СОВЕТУЕМ ПОЧИТАТЬ

100 самых интересных городов Мира

Узнайте все о самых интересных городах нашей планеты - приготовьтесь к кругосветному путешествию

100 великих кораблекрушений

Подборка самых страшных кораблекрушений в истории человечества

Физиогномика

Наука физиогномика стара как мир. Можно сказать, что она начала формироваться интуитивно. Задумывались ли вы когда-нибудь, почему без видимых причин один человек нам нравится, к другому мы испытываем антипатию, а третий вообще не вызывает никаких эмоций?

Сокровища затонувших кораблей

Узнайте какие сокровища таят в себе морские глубины.

СТАРАЯ И НОВАЯ ВАРШАВА

 

Как многие старые города Европы, Варшава появилась на свет во времена древние, почти незапамятные. Большое значение для возник­новения городов имели тогда реки: люди селились в местах, где был вы­сокий берег, к которому судам удобнее было причаливать. Такое место есть и недалеко от впадения в Вислу ее притоков — Буга и Нарева;,здесь и возникла будущая Варшава.

Варшава сделалась известной гораздо позже первых польских горо­дов — Кракова, Познани и других, однако точно определить ее начало и происхождение трудно. В X веке здесь жили потомки древних полян — поляки, которые построили поселение Старе Брудно на правом берегу Вислы. Через два столетия ожил и левый берег Вислы — тут появились

 

селения Уяздов и Солец (соль привозили). С тех пор и потянулись сюда люди, и вскоре на обоих берегах Вислы появилось 30 поселков. Все они потом стали пригородами, а то и улицами Варшавы: Воля, Мокотув, Жерань и другие.

В XIII веке на левом берегу Вислы возвели замок, а вокруг него по­явился поселок, который стал колыбелью Варшавы, ее Старым горо­дом — Старувкой. В замке сидел каштелян, наместник князя Мазовец- кого, а сам князь жил в Уяздове.

Версий о происхождении названия города очень много. Некоторые историки считают, что своим основанием Варшава обязана богатой чеш­ской семье Варшев (или Варшовцев). Избегая гонений в своем отече­стве, Варшевы еще в 1108 году переселились в Мазовецкое княжество со своей многочисленной дружиной. Они поселились над Вислой в урочи­ще, которое назвали Прагой, а уж потом на противоположном гористом берегу основали Варшаву.

Другие ученые дружно утверждают, что никакого чеха не было, а просто жил в замке каштелян Варцислав, от его имени и произошло название будущей столицы Польши. «И каштеляна такого не было, — спорят третьи. — Просто пришли сюда люди с Поморья и основали го­род». А четвертые исследователи полагают, что название города про­изошло от слова «верши» — плетеной из лозы длинной корзины, какой ловили в Висле рыбу местные крестьяне.

Проходили десятилетия, и Варшаве становилось уже тесно в грани­цах Старувки. Старый город значительно расширился после пожара 1378 года, когда он был окружен новыми стенами. Вскоре к Старугаке с севера прилепляется Нове Място, которое еще недавно было селом. Новый город сначала не был обширным и ничем особенным не отли­чался: весь он состоял из деревянных домов, пашни, крестьянских дво­ров и только в некоторых местах его украшали сады. Выделялся в нем лишь костел Пресвятой Богородицы, который, по преданию, был пост­роен на месте языческого капиша.

Еще больше Варшава увеличилась, когда один из князей Мазовец- ких, Януш, основал отдельное Варшавское княжество (XV—XVI вв.) и сделал Варшаву своей столицей. Этот князь первым стал всеми сред­ствами улучшать Варшаву, умножил доходы города и расширил ее гра­ницы. Радели о благосостоянии города и простые ее граждане: напри­мер, два обывателя — П. Брун и Н. Панчатка — подарили Варшаве селе­ние Солец, где находились магазины, водяные мельницы и фабрики.

Сердцем Старого города был Рынок, на' котором веками сосредото­чивалась хозяйственная, общественная и политическая жизнь города. Сейчас Рыночная площадь кажется тесной, а в старые времена она была еще теснее, так как в центре ее высилась Ратуша. Ее возвели в те време­на, когда после пожара в Вавельском замке король Зигмунт III перенес столицу Польши из Кракова в Варшаву. Ратуша, в которой располага­лись городские власти, простояла много лет, и разобрали ее только в 1818 году.

После перенесения столицы в Варшаве и ее окрестностях стали воз­водиться церкви и красивые здания. Король Зигмунд III был любителем изящ­ных искусств и потому поощрял к возведению прекрасных зданий своих под­данных. Польские магнаты, переселившиеся в Варшаву вместе с королевс­ким двором, покупали в городе земли и строили дворцы в стиле итальянских «палаццо».

В 1644 году был установлен памятник королю Зигмунтду III его сыном Владиславом. Памятник состоял из мраморной колонны коринфского ордера, которую венчала медная, вызолоченная в огне статуя короля — монарха и во­ина: с плеч его ниспадает коронационный плащ, открывающий рыцарские доспехи. В правой руке король держит искривленную саблю, в левой — крест, несколько превышающий самое статую.

Эта колонна была вытесана по заказу самого короля Зигмунда III, кото­рый хотел поставить монумент в память победы, одержанной им над восстав­шей шляхтой в 1607 году. Король повелел вытесать колонну, которая бы вели­чиной своей превзошла великолепие римских памятников. Но при перевозке колонна посередине треснула, а вскоре после этого король Зигмунтумер. Одну из частей этой колонны сын короля Владислав и употребил на памятник отцу, но в надписях на ней не сказано о победе отца, видимо, чтобы не раздражать шляхту упоминанием о ее поражении.

Захватив польскую столицу во время Второй мировой войны, немцы сразу же стали выполнять личное распоряжение Гитлера.

Обергруппенфюрер фон ден Бах получил новый приказ утихомирить Вар­шаву, то есть во время войны сровнять ее с землей... ,

И в течение пяти лет фашисты планомерно и целенаправленно раз­рушали польскую столицу, все великолепие которой бь1Ло уничтожено безжалостной силой: дом за домом, улица за улицей взлетали в воздух. Варшава была разрушена почти полностью (на 85%). Город превратился в гигантское кладбище улиц, площадей, костелов, дворцов; он стал пус­тынным и мертвым.

В Варшаве уцелели лишь здания, которые до последнего дня были заняты гитлеровцами. На аллее Первого Войска Польского стоит один дом, вроде бы ничем особенным не отличающийся от других. Но старые варшавяне до сих пор не любят ходить мимо него и всегда стараются перейти на другую сторону ули­цы. Этот дом остался целым только потому, что во время войны в нем размеща­лось гестапо и его предварительная тюрьма с перегородками и деревянными скамьями, которую жители Варшавы назвали «трамваем». Этот «трамвай» шел только в одну сторону, и тот, кто в него попадал, уже никогда не мог спрыгнуть.

В январе 1945 года, когда части Советской Армии и Войска Польского вошли в Варшаву, в разных концах города еще гремели взрывы — рвались мины замедленного действия, оставленные врагом. В городе обитало всего около 162 ООО человек, и весь он был усеян могилами 700 000 варшавян, по­гибших в борьбе с оккупантами. Еще долгие годы вид варшавских улиц напо­минал пустынный пейзаж...

Но с армейскими частями на руины и пепелища еще пылающей Варшавы со всех сторон потянулись ее прежние жители — первые колонны беженцев пешком, на велосипедах, толкая перед собой детские коляски с убогим скар­бом... Они не обманывали себя и знали, что их ждет почти пещерная жизнь. Снег вокруг был черным от копоти и сажи, запах гари казался неистреби­мым... Люди, одетые во что попало, искали свои дома, которых не было. Не было ни Королевского замка, ни прекрасных дворцов магнатов; колонна ко­роля Зигмунда лежала на земле, и поверженный монарх, словно моля о воз­мездии, протягивал к небу руки... В Краковском предместье, у ступеней сво­его костела, лежал бронзовый Христос, упавший под тяжестью креста; бес­следно исчезли памятники астроному Н. Копернику, поэту А. Мицкевичу и герою восстания 1794 года Я. Килинскому. И где они — неизвестно: взорваны, разрушены, отправлены на переплавку или вывезены в Германию?

Но варшавянам, вернувшимся на пепелища своей столицы, ее руины и развалины были дороже, чем иным комфорт и покой. Люди селились где попа­ло: в наскоро расчищенных подвалах, в уцелевших первых этажах домов, за неимением стекла окна забивали фанерой, вместо печей ставили буржуйки. Не работал водопровод, но уже тогда жители города напевали:

Варшава, моя ты, Варшава!

Одну тебя вижу в мечтах...

Самым старым в Варшаве был «дом князей Мазовецких», построен­ный, по преданию, на том самом месте, где стояла хижина легендарных Варша и Савы, от которых (еще одна версия!) будто бы и получила свое название столица Польши. Как гласит легенда,

однажды князь, заблудившись на охоте, наткнулся на рыбачью хижину, в которой застал женщину Еву с двумя новорожденными детьми. Князь вызвался быть крестным отцом Варша и Савы и щедро одарил семью рыбака. Рыбак построил себе большой дом, вокруг которого стали селиться и другие рыбаки. Так вот и появилась Варшава, а впоследствии на месте усадьбы Варша и Савы построили дом мазовецкие князья, которые в память о родоначальниках Варшавы украсили угол своего дома статуей Евы с двумя детьми на руках.

А самым старым собором в Варшаве является кафедральный собор Святого Иоанна. Около главного алтаря его находится «часовня Госпо­да Иисуса» с большим деревянным распятием, которое в народе назы­вают «пан Езус Старый». По преданию, это распятие сначала находи­лось в Нюрнберге.

Когда в Германии распространился протестантизм и из храмов стали уда­лять иконы и статуи, распятие разломали на несколько частей, чтобы потом сжечь их. В это время в Нюрнберге находился варшавянин Г. Барычка, приехав­ший сюда за товарами. Он подобрал куски распятия, спрятал их и привез в Вар­шаву. Здесь распятие поместили в «Фаре» (кафедральном соборе), и вскоре оно прославилось тем, что на голове Спасителя стали отрастать волосы. Они росли на ней и в Нюрнберге, но после распространения «лютеровой ереси» волосы засох­ли, А в Варшаве вновь стали расти, и один раз в год их обрезала золотыми ножни­цами невинная девушка.

Варшавяне восстановили свой город! Поистине волшебная сила та­ится в гордом гербе Варшавы — Сиренке, девушке из греческой легенды. Во все времена она была символом мятежного и бесстрашного духа вар­шавян: то грозила бедами и тревогами, то была чарующей и пленитель­ной, как сама Висла, выбросившая ее на берег.

В восстановленной Варшаве многие районы и улицы поменялись местами: одни, ранее известные и модные, оказались в тени; другие — оживились и похорошели. В своем первозданном виде были восстанов­лены Старувка, Краковское предместье и другие районы и улицы Вар­шавы, неотделимые от истории города.

Старувка была прекрасной вблизи и еще прекрасней издали. Вый­дешь сейчас на берег Вислы, оглядишься кругом — и увидишь необык­новенно чудесную картину. Кругом даже не дома, а только крыши — серые, коричневые, красные, розовые; крыши, которые образуют един­ственную на свете мозаику. И нельзя разглядеть, где кончается одна крыша и начинается другая... А как разнообразны их формы! Двух оди­наковых даже не пытайтесь отыскать: здесь крыши-грибы, крыши-зон­тики, крыши-конусы, крыши-шляпы, крыши-ларьки, крыши-коробоч­ки... Крыши высокие и покатые, крутые и плоские, широкие и узкие... Так же разнообразны и их украшения: диковинные печные трубы, кар­низы всех видов, самые разные по форме окна мансард...

Когда восстановили Варшаву, многие искали в домах.следы обновле­ния и... не находили. И даже не понять было, как удалось польским архитекторам навести на новые стены темный налет старины — благо­родную патину, которая придает памятникам прошлого неповторимое очарование. Одна из старейших улиц Варшавы — Пивная, возникла в Х111 веке, еще при князьях Мазовецких. По свидетельству одного из ле­тописцев, стояли тут сначала дома деревянные, но они часто горели, и их постепенно заменяли каменными зданиями самой разнообразной архитектуры. Однако все они имели одну общую особенность — очень узкие лицевые фасады, всего в 2—3 окна.

На Пивной улице нет двух одинаковых домов, каждый чем-то выде­ляется, чем-то известен. В старину дома не имели номеров, и каждый владелец должен был чем-то особенным отметить свое жилище, поэто­му многие дома были украшены барельефами, изображающими то игра­ющих на флейтах детей, то корабль или голову оленя. Вот над порталом одного дома распростер свои крылья державный польский орел — здесь раз­мещалась королевская канцелярия. А вот дом со скульптурой младенца Иису­са Христа с ягненком: здесь жила многодетная семья, и отец поручил свое потомство покровительству Спасителя.

В центре площади Коперника, как и прежде, стоит памятник астроному, который «остановил солнце и двинул землю». Этот памятник, созданный скуль­птором Б. Торвальдсеном, был воздвигнут сначала перед домом бывшего Обще­ства любителей наук. На пьедестале были сделаны две надписи: с одной сторо­ны золочеными латинскими буквами, с другой — по-польски: «Николаю Ко­пернику соотечественники». Во время оккупации Варшавы фашисты сняли доску с латинской надписью и повесили свою, с готическими буквами: «Знаме­нитый ученый Коперник». Но однажды ночью эту доску похитили польские партизаны, так же бесследно исчезли вторая и третья, и фашистам пришлось смириться...

Сегодня, как и прежде, на пьедестале из серого мрамора, в древнем кресле, в академической тоге сидит великий астроном Н. Коперник, ус­тремив глаза в небо. В руках у него — сквозная небесная сфера, символ его бессмертного труда «Об обращении сфер».

Облик польской столицы меняется и сегодня, но прошлое не кануло в вечность. Оно продолжает жить и в новой Варшаве — городе, о кото­ром Гитлеру поторопились хвастливо рапортовать: «Варшава — это уже только географическое понятие».

 

ОСТАВИТЬ КОМЕНТАРИЙ

Write a comment

  • Required fields are marked with *.

САМЫЕ ПОПУЛЯРНОЕ

1 Как искать клады

2 Первые люди на луне

3 Призрачный мир

4 Соперник серебра

5 Психографология

6 Сексуальная агрессия

7 Сексуальные преступления

8 Тайны запахов и звуков

КУПИТЬ РЕКЛАМНОЕ МЕСТО
По вопросам размещения рекламы на сайте пишите на deniwebs@yandex.ru