СОВЕТУЕМ ПОЧИТАТЬ

100 самых интересных городов Мира

Узнайте все о самых интересных городах нашей планеты - приготовьтесь к кругосветному путешествию

100 великих кораблекрушений

Подборка самых страшных кораблекрушений в истории человечества

Физиогномика

Наука физиогномика стара как мир. Можно сказать, что она начала формироваться интуитивно. Задумывались ли вы когда-нибудь, почему без видимых причин один человек нам нравится, к другому мы испытываем антипатию, а третий вообще не вызывает никаких эмоций?

Сокровища затонувших кораблей

Узнайте какие сокровища таят в себе морские глубины.

ЛИССАБОН - СТОЛИЦА НА КРАЮ ЕВРОПЫ

ЛИССАБОН - СТОЛИЦА НА КРАЮ ЕВРОПЫ

Первые впечатления от Португалии могут быть самыми противоречи­выми, все зависит от того, где начинается ваше знакомство с ней. Тот, кто прибывает в Португалию на пароходе, неожиданно попадает в красочное

средневековье. При подходе к Лиссабону с борта судна откры-

вается вереница живописных

прибрежных городков и курорт­ных поселков, крутые холмы, красные черепичные крыши, ку­пола и высоченный стальной мост через широкую реку Тежу.

Из окна электрички или ав­томобиля видишь прилепившие­ся к самому берегу старые кре­пости. Самой изящной по архи­тектуре и самой знаменитой из них является Беленская башня. Белен — это португальское про­изношение Вифлеема. Набож­ные португальцы, давая крепос­ти это название, оказались пра­вы: именно, здесь на рубеже XV—

XV    веков рождалось могущество Португалии, здесь же возноси­лась и слава создателям империи.

В XV веке Великие геогра­фические открытия вывели Лис­сабон на новый исторический рубеж. В начале июля 1497 года напротив деревни Белен на яко­ре стояли четыре судна. Сотни людей пришли проводить отважных моряков, отправлявшихся в долгое и опасное путешествие. Так начиналось беспримерное плавание порту­гальских мореходов к берегам Индии, открытие морского пути к ней и вывело Лиссабон в число первых городов Европы.

Беленская башня — один из самых элегантных лиссабонских памят­ников XVI века. Она была сооружена по приказу короля Мануэла I, «о в то время называлась крепостью Святого Висенти у Белена. Башню пост­роили на острове, и смотревшим на нее казалось, что она стоит на воде. Потом река Тежу в этом месте изменила свое русло, подавшись на юг: вода ушла, и башня оказалась на берегу. По своему прямому назначению башня, как крепость, никогда не использовалась. Лишь иногда она стано­вилась тюрьмой, куда заточали государственных преступников.

 

Неподалеку от башни расположился монастырь иеронимитов Жеро- нимуш, который когда-то стоял на самом берегу реки, у гавани Реште- лу, откуда и отправлялись в свои знаменитые плавания португальские каравеллы. Сначала на месте монастыря стояла небольшая часовня Энрике Мореплавателя. С именем этого португальского принца и связа­но начало Великих географических открытий Португалии. Однако сам он, вопреки прозвищу, никуда не плавал, но он создал морскую школу в Сагреше, в которую со всей Европы собрал лучших знатоков морского дела, и вообще всячески поощрял развитие мореходства. Так что не слу­чайно именно в этой часовне Васко да Гама молился перед отплытием в Индию. В ней же через два года король Мануэл встречал его и после славного возвращения из похода.

Эпоха короля Мануэла 1 была периодом расцвета во всех областях деятельности. Даже урожаи тогда, по свидетельствам современников, были самыми высокими, а Лиссабон по роскоши своей превзошел все осталь­ные европейские столицы. До 2000 кораблей, нагруженных драгоценно­стями, шелками, пряностями и черными невольниками, ежегодно при­чаливали к'устью Тежу.

Возведение монастыря якобы было задумано в честь открытия мор­ского пути в Индию, однако буллу на возведение монастыря король Мануэл I получил от римского папы в 1496 году — за год до отплытия Васко да Гамы. И тем не менее успех экспедиции оказал существенное влияние на то, каким монастырь стал впоследствии.

За счет поступающих сокровищ королевская казна Португалии полу­чила огромные суммы, которые тратила на сооружение дворцов, мона­стырей и храмов. С притоком заморских сокровищ король Мануэл внес в проект будущего монастыря существенные изменения, не считаясь ни с какими затратами. Монастырь иеронимитов возводился почти 200 лет, за это время в его строительстве участвовали многие зодчие, отсюда и сочетание разных стилей в его архитектуре.

Триумфальный храм монастыря одновременно является и пантео­ном: в нем покоятся бренные останки португальских королей и коро­лев, принцев и принцесс. Здесь можно увидеть саркофаг Васко да Гамы, а напротив — саркофаг величайшего португальского поэта Луиса де Ка­моэнса. Но его саркофаг пуст: поэт умер от чумы и похоронен в неизве­стном массовом захоронении. Иногда, правда, упоминается и другая вер­сия: во время землетрясения 1755 года саркофаг поэта раскололся, и прах величайшего певца морской славы Португалии ветром разнесло во все стороны.

В соборе есть и памятник королю Себаштиану — человеку судьбы нео­быкновенной и во многом таинственной. В 1578 году король Себаштиан двинулся в Марокко — крестовым походом против мавров. Однако войска его были наголову разбиты, и только 60 из 18 000 солдат его армии верну­лись на родину. Сам король пропал без вести, не оставив после себя на­следников. Это событие сильно подорвало могущество португальской империи, и власть в стране захватил испанский король Филипп II. Но пропавшего в марокканских песках короля Себаштиана в самой Португа­лии не считали погибшим: его даже объявили «желанным», до сих пор ждут и уверены, что он вернется.

Португальцы гордятся своей историей, и в Лиссабоне на каждом шагу встречаются памятники былого имперского величия страны: огромные соборы и парадные монументы королям, главная площадь города называ­ется «Праса-ду-Комерсия». И разве может быть иначе в стране, которая долгое время жила морской торговлей? По названиям лиссабонских улиц можно восстановить едва ли не всю историю географических открытий.

Неподалеку от Беленской башни стоит грандиозный монумент Пер­вооткрывателям, выполненный из гранита. На фоне высокого и тонкого каменного корабельного паруса выделяются ступеньки, по которым це­почкой поднимается группа рыцарей, капитанов, ученых и монахов. Они направляются к носу корабля, где стоит Энрике Мореплаватель, держа­щий в руке модель каравеллы и указывающий путь в неизведанные мор­ские просторы.

Возле монумента всегда много туристов, которые хотят запечатлеть себя на фото на том месте, откуда Васка да Гама отправился открывать морской путь в Индию. Под памятником, прямо посреди площади, рас­кинулась огромная мозаичная карта Земли, на которой отмеченные имена и даты указывают открытия, сделанные португальцами по всему миру. А с высокого противоположного берега на Лиссабон взирает ко­лоссальный белый Христос, возведенный на народные пожертвования в 1962 году.

С историей Лиссабона можно познакомиться и в городском музее, который разместился во дворце Митра, раньше принадлежавшем епис­копу. В музее развернута экспозиция, рассказывающая об истории горо­да с XVI века до наших дней. Один из музеев Лиссабона специально посвящен каретам. В нем собрана интересная коллекция, в которой представлены и пять карет XVII века. Все они роскошно отделаны, внутри обиты бархатом и шелком с вышивкой.

Появление в Лиссабоне в XIV веке карет обострило транспортную проблему города, так как улицы его не были приспособлены для таких средств передвижения. Во всей столице не было ни одной улицы, доста­точно широкой, чтобы по ней могли разъехаться две кареты. Неизбежно возникали заторы, а вместе с ними и бурные споры, так как никто не хотел уступать дорогу и пятиться назад. В Лиссабоне было даже издано несколько указов: в одном, например, говорилось, «что спорящие по поводу того, кто имеет большее право на проезд по улице, будут подвер­гаться аресту». Для нарушителей указа вводился штраф — 200Р круза- душ, а в случае неуплаты виновного отправляли в далекую Бразилию.

В XVI веке центр Лиссабона представлял собой лабиринт бесчислен­ных улочек, переулков и тупиков. Они были настолько узки, что с пол­ным основанием их можно назвать щелями. Улица «Оуривесариа да Прата» (серебряных дел мастеров) столь узка, что по ней не могло пройти вьючное животное.

В XVII веке Лиссабон насчитывал 70 ООО жителей, но общественного транспорта в городе не было, а личным служили паланкины. Паланкин знатного человека несли двое слуг, а сбоку шел третий: он помогал хо­зяину залезать в паланкин и вылезать из него, а также разгонял толпу. У знатной дамы эскорт выглядел еще солиднее: кроме двух слуг, ее сопро­вождали еще трое, одетые в черные костюмы и восседавшие на лошадях.

Уличное освещение появилось в Лиссабоне в последнее десятилетие

XVI      века. Тогда король Педру II издал указ, согласно которому улицы в португальской столице ночью должны были освещаться, «чтобы, как это имеет место при дворах монархов других государств, граждане горо­да имели возможность передвигаться с большими удобствами и с боль­шей безопасностью».

Несмотря на скученность улиц, к середине XVIII века Лиссабон, уто­пающий в апельсиновых рощах, считался одним из красивейших и про­цветающих городов Европы. Город богател, в довольстве жили его граж­дане, которые были ревностными католиками. Самыми красивыми зда­ниями в городе считались королевский дворец и опера, кроме того, в Лиссабоне возводилось множество храмов. Жители с гордостью любова­лись на дело рук своих и свято исполняли все религиозные обряды, к которым готовились заранее — пышно и торжественно.

Так было и I ноября 1755 года, когда лиссабонцы собирались отме­тить один из традиционных католических праздников — День всех свя­тых. Улицы были празднично украшены, над городом плыл торжествен­ный перезвон колоколов... Все соборы португальской столицы широко распахнули свои двери, а после богослужения верующие намеревались пройти шествием по улицам своего города. Все было готово к торже­ственному моменту, но... шествие не состоялось.

Ранним утром без каких-либо признаков надвигающейся катастро­фы город неожиданно вздрогнул от землетрясения. Лиссабон, будто по­гребальным саваном, накрыла огромная свинцово-серая туча: вслед за первыми двумя подземными ударами последовал третий, который и до­вершил начатое разрушение.

Из 20 ООО домов, которые тогда были в Лиссабоне, более или менее уцелело только 3000. В центре города сохранились часть королевского дворца и здание оперы, только почернели от огня и копоти. Все церкви и храмы, служебные и жилые здания, которые не разрушили подземные толчки, оказались объяты разбушевавшемся пожаром. Многие жители, надеявшиеся переждать землетрясение в домах, сгорели заживо.

После случившейся катастрофы над Лиссабоном еще долго вились черные дымы пожарищ. Всюду плавали вырванные с корнем деревья, остатки мебели, домашний скарб, трупы людей и животных. Катастрофа была страшной, и Лиссабон надо было отстраивать заново. Город возро­дили, но и сегодня в архитектурном облике Лиссабона можно найти множество следов той страшной истории, которую пережила португаль­ская столица.

 

ОСТАВИТЬ КОМЕНТАРИЙ

Write a comment

  • Required fields are marked with *.

САМЫЕ ПОПУЛЯРНОЕ

1 Как искать клады

2 Первые люди на луне

3 Призрачный мир

4 Соперник серебра

5 Психографология

6 Сексуальная агрессия

7 Сексуальные преступления

8 Тайны запахов и звуков

КУПИТЬ РЕКЛАМНОЕ МЕСТО
По вопросам размещения рекламы на сайте пишите на deniwebs@yandex.ru