СОВЕТУЕМ ПОЧИТАТЬ

100 самых интересных городов Мира

Узнайте все о самых интересных городах нашей планеты - приготовьтесь к кругосветному путешествию

100 великих кораблекрушений

Подборка самых страшных кораблекрушений в истории человечества

Физиогномика

Наука физиогномика стара как мир. Можно сказать, что она начала формироваться интуитивно. Задумывались ли вы когда-нибудь, почему без видимых причин один человек нам нравится, к другому мы испытываем антипатию, а третий вообще не вызывает никаких эмоций?

Сокровища затонувших кораблей

Узнайте какие сокровища таят в себе морские глубины.

АХЕТАТОН – ГОРОД ФАРАОНА-ЕРЕТИКА ЭХНАТОНА

 

 В 1368 году до нашей эры на египетский престол вступил Аменхотеп

IV   — самый необычный из древнеегипетских фараонов, реформы кото­рого породили исключительно интересный период в истории Египта. До него система мистико-религиозных представлений древних египтян была чрезвычайно сложной и запутанной. Поклонение многочисленным бо­гам шло еще со времен обожествления животных, например, бога мер­твых Анубиса изображали в образе человека с головой шакала, бог сол­нца Гор (который воплощался в фараоне при его коронации) изобра­жался летящим соколом или человеком с головой сокола, бог Тот — с головой ибиса, богиня Хатор — с головой коровы и так далее. Их культ дополнялся поклонением верховным божествам — Ра, Амону и Птаху. Каждого из них сопровождал целый пантеон родственных божков, кото­рые имели власть в каком-нибудь одном номе или городе. Столь громоз­дкая система дробила Египет и мешала его объединению.

Фараон Аменхотеп IV упразднил культ бога Амона вместе с покло­нением другим — крупным и мелким — богам. Жрецы бога Амона со­ставляли тогда самую большую и влиятельную прослойку в обществе, настолько сильную, что могли даже противопоставить свое влияние вла­сти фараона.

 

Аменхотеп IV порвал с фиванским жречеством и прежней официаль­ной религией. Уже в первые годы царствования рядом с храмом бога Амона в Фивах, в саду с благовонными деревьями, он возвел храм богу Атону — «единому всеозаряющему животворящему Солнцу» — и вер­ховным жрецом нового бога объявил себя.

На шестом году царствования разрыв Аменхотепа IV с фиванским жречеством оформился окончательно: фараон запретил богослужения в честь Амона и всех прежних богов, громадные владения жрецов были конфискованы, бесчисленные храмы закрыты по всей стране, имена богов соскабливались со стен общественных зданий. Сам он сменил свое имя Аменхотеп («Амон доволен») на Эхнатон («Угодный Атону») и вместе с семьей, воинами, ремесленниками, новыми жрецами, художниками, скульпторами и слугами покинул Фивы — государственную столицу и центр культа бога Амона.

Поднявшись по течению Нила, фараон вышел на берег в широкой долине, окруженной неприступными скалами. На сверкающей золотой колеснице, в сопровождении приближенных Эхнатон прибыл к месту, где намечалось воздвигнуть храм богу Атону. Здесь совершилось «жерт­воприношение большому отцу его (Атону) хлебом, вином, откормлен­ными быками, безрогими тельцами, птицами, пивом, плодами, фимиа­мом, зеленью всякою доброю в день основания Ахетатона — Атону жи­вому». Эта надпись была высечена на одной из 14 пограничных стел но­вой столицы, на другой стеле сохранилась клятва фараона никогда не переступать этих границ.

Чтобы в несколько лет на пустом месте построить большой велико­лепный город, мало было согнать туда много народу. Простую рабочую силу можно было использовать при возведении зданий, но для их отдел­ки нужны были искусные мастера, которые и покрыди^огромный храм бога Атона резными изображениями и надписями. Рядом с храмом, под прямым углом к нему, располагался главный дворец — самое большое гражданское здание древнего египетского зодчества. Площадь его состав­ляла 700x300 метров, и это не считая смежных личных дворов и храма царской семьи. Основная часть дворца, как и храма Атона, была сдела­на из белого камня. Весь он был украшен золотом, изразцами, живопи­сью, резными изображениями и надписями.

Возведенный город с храмами, садами, дворцами, богатыми кварта­лами вельмож, парками и прудами был объявлен «землей бога Атона», В этом городе даже тип древнеегипетского храма стал совершенно другим. Все прежние храмы вели из света во мрак культовой молельни, которая озарялась лишь светильниками у алтарей. Сумрачного состояния души требовала сама природа древних богов, рассчитанная на устрашающее почитание.

Культ бога Атона носил совсем иной характер. Главным ритуальным обрядом сопровождался восход солнца, при котором оживали берега Нила, распускались голубые и белые лотосы, из зарослей папируса под­нимались стаи птиц, оглашая пробуждающийся мир своими криками. В этот момент в храме, который представлял собой громадный открытый солнцу двор, жители Ахетатона приносили солнцу свои дары: цветы, ово­щи и плоды. Храм был празднично оформлен пилонами, статуями фара­она и живописью. Стоя на верхней площадке главного алтаря, Эхнатон взмахивал кадильницей с фимиамом, а музыканты, аккомпанировавшие на арфах и лютнях, придворные, жрецы и все молящиеся произносили нараспев слова гимна:

Прекрасен твой восход на горизонте, о живой Атон, зачинатель жизни/ Встают люди, омывают тело, воздевают руки, радуясь рождению нового дня!.. Ты даешь жизнь и отдаленным странам, оплодотворяя дождем их зем­ли. Как многочисленны и прекрасны творения твои: люди, животные, цве­ты, травы — все, что есть на земле, в воде и в воздухе!

Новые идеи фараона-реформатора проявились также в поэзии и жи­вописи, архитектуре, скульптуре, да и в обыденной жизни. Эхнатон не вел войны, поэтому он нигде не изображен захватывающим земли или карающим врагов. Поэтому рельефы, живописные и скульптурные пор­треты представляют его человеком, погруженным в философские раз­мышления, с богатым внутренним миром: в изображениях фараона уга­дывается некоторая созерцательность, обостренное, почти чувственное ощущение полноты бытия со всеми его радостями и горестями.

Эхнатон умер рано, когда ему не было еще и 35 лет, и не оставил ни сыновей, ни достойных сподвижников. Некоторые исследователи даже предполагают, что он был отравлен, так как на одной из росписей изоб­ражено покушение на него.

Новые фараоны делали все, чтобы вычеркнуть из истории память о своем предшественнике и его новом боге. Они стерли, растоптали и унич­тожили все, что было создано Эхнатоном. Особенно старался воена­чальник Херемхеб, воцарившийся на египетском престоле якобы по «воле бога Амона». Не имея законных прав на трон, он с особым рвением преследовал память о фараоне Эхнатоне. По приказу Херемхеба нача­лось уничтожение Ахетатона, к тому времени уже и так окончательно покинутого. Прекрасный город громили с ненавистью: разбивали и кру­шили великолепные храмы и дворцы, статуи и рельефы. Потом руины Ахетатона постепенно занесло песком, и их на несколько тысячелетий укрыла пустыня. На том месте, где некогда сверкали белизной набереж­ные, до 1880 года в царстве солнца и тишины тянулась узкая полоса по­севов, а в тени густых пальмовых рощ приютились три небольшие дере­вушки.

Открыли город фараона-реформатора, как это часто случается, со­вершенно случайно. В конце 1880-х годов одна женщина из маленькой деревни Телль-эль-Амарна нашла несколько глиняных табличек с ка­кими-то надписями. Она поняла, что это — те самые «древности», кото­рыми так интересуются иностранцы. Чтобы увеличить рыночную цен­ность своей находки, она разломала таблички на несколько частей, ко­торые и предложила торговцам-перекупщикам. Те отнеслись к ним до­вольно скептически и предложили за них весьма низкую цену. Только один из торговцев понял, что таблички покрыты какой-то письменнос­тью, и предложил их различным музеям Европы.

Однако и ученые, испытавшие много разочарований из-за восточных подделок, отнеслись к табличкам из эль-Амарны недоверчиво. Лишь сотрудники Берлинского музея не только установили подлинность гли­няных фрагментов, но и решили скупить все письменные таблички, к тому времени оказавшиеся во всех частях света.

Так в начале 1890-х годов в районе Телль-эль-Амарны начались пер­вые раскопки, к которым приступил англичанин Уильям Мэтью Флин­дерс Питри. Он был по образованию химиком и математиком, потом за­нялся коллекционированием древностей, а затем, в течение почти 50 лет, был «землекопом с метром и теодолитом в руках». Однако Ф. Питри, который до этого открыл уже много интереснейших памятников египетс­кой истории, к раскопкам в эль-Амарне вскоре потерял интерес. Начав­шая было приоткрываться тайна так и осталась неразгаданной.

Только в 1907 году Германское восточное общество решилось взять­ся за раскопки таинственных холмов близ эль-Амарны. Руководил эти­ми работами Л. Бурхардт, которому принадлежит честь открытия все­мирно известного теперь бюста Нефертити — необыкновенного памят­ника, подарившего человечеству совершенно новую страницу истории древнеегипетского искусства[1].

Первая мировая война прервала исследования в эль-Амарне, и они были продолжены только после ее окончания. Археологические наход­ки постепенно восстанавливали короткую историю Ахетатона — «могу­щественного города лучезарного Атона, великого в своем очаровании... и полного богатств».

г"

Большую часть огромной территории города-резиденции фараона Эх- натона сегодня уже можно себе представить. Она была построена на месте, до того никем не заселенном, и потому вопрос об ограниченно­сти городской территории тогда не возникал. А так как Ахетатон суще­ствовал весьма недолгое время, то вопрос о земле и в дальнейшем не мог стать проблемой, поэтому для города были характерны широко рас­кинувшиеся дома усадебного типа. Планировка и богатых, и бедных до­мов не отличалась разнообразием, более того, характерная особенность всех построек — однотипность их планов. Существенным отличием бед­ных домов от богатых было лишь то, что к бедным не пристраивали молельни, хозяйственные службы, помещения для рабов и слуг.

Типичный богатый дом в Ахетатоне — это обычно целая усадьба,, за­нимавшая площадь 68x55 метров. В центре ее находилось жилое здание, вокруг которого располагались сад, молельня и другие постройки. Вся усадьба обносилась стеной с двумя входами: от главного входа дорожка вела к небольшому дворику, откуда, поднявшись по нескольким ступе- ням, попадали в крытый подъезд дома. К подъезду примыкало неболь­шое помещение, через которое проходили в большую продолговатую комнату с 4 круглыми колоннами: это была своего рода приемная для гостей и одновременно комната, где отдыхали хозяева.

За приемным залом находилась центральная комната всего дома — большое помещение тоже с четырьмя колоннами, но уже квадратными. Отсюда двери вели в остальную часть дома — спальню хозяина, комна­ты членов семьи и т.д. Все помещения освещались через окна, располо­женные вверху наружных стен — почти у самой крыши. Чтобы осветить центральную комнату, стены ее были сделаны большей высоты, чем у соседних помещений.

Большие и хорошо спланированные дома знати располагались у са­мых дорог; дома поменьше — за ними, но тоже близко к дороге, а даль­ше, на кривых улочках с узкими проходами, беспорядочно ютились хи­барки бедноты.

Жрецы солнечного бога Атона размещались в огромном районе с роскошными порталами и улицами для процессий, с украшенными ко­лоннами молельнями, со скульптурами и рельефами. По замыслу Эхна- тона все помещения иногда оформлялись в виде нильского берега: тон­кие колонны напоминали стебли папируса, в росписях стен и пола по­вторялись цветы и бутоны лотоса, а также порхающие в зарослях птицы. Эти мотивы и раньше встречались в египетском искусстве, но никогда прежде в них не было такого богатства сюжетов и красок, тайой свободы и изящества исполнения, такого увлечения красотой линий и цвета...

Эта же естественность, сменившая канонизированную стилизацию поз и жестов, проявилась и в изображении людей, например, Эхнатон часто запечатлен в семейном кругу — с женой Нефертити и дочерьми. Среди найденных в эль-Амарне памятников мало таких, где фараон изоб­ражен без Нефертити.

Основывая новую столицу Ахетатон, фараон Эхнатон обещал цари­це воздвигнуть в ней ее собственное место для почитания солнца — «сень Рэ». У Нефертити было свое большое и великолепное судно, качавшее­ся у дворцового причала рядом с ладьей фараона.

К сожалению, сейчас от дворца Нефертити остались одни развали­ны, однако известно, что в северо-восточном конце сада находилась длинная постройка, тянувшаяся вдоль северной стены дворца. Внутри этого зала столбы, поддерживающие потолок, стояли в один ряд — каж­дый на крохотном островке между перемежающимися водоемами. Эти водоемы были сделаны в виде огромных букв «Т»: в верхнем ряду они были повернуты отвесным концом вниз, а в нижнем — вверх. Вклинива­ясь отвесными концами ряд в ряд, буквы «Т» образовывали строгий узор. Перила и пол вокруг водоемов, а также откосые стенки перил были сплошь расписаны растительным орнаментом и изображениями цветов.

Такова была эта «великолепная усадьба Солнца», украшенная не­большими храмиками, полная водных затей и утопающая в зелени и цветах. После Нефертити эти владения перешли к ее дочери Ми-йот.

 



[1] Подробнее об этой находке можно прочитать в книге «100 великих сокровищ».

ОСТАВИТЬ КОМЕНТАРИЙ

Write a comment

  • Required fields are marked with *.

САМЫЕ ПОПУЛЯРНОЕ

1 Как искать клады

2 Первые люди на луне

3 Призрачный мир

4 Соперник серебра

5 Психографология

6 Сексуальная агрессия

7 Сексуальные преступления

8 Тайны запахов и звуков

КУПИТЬ РЕКЛАМНОЕ МЕСТО
По вопросам размещения рекламы на сайте пишите на deniwebs@yandex.ru