СОВЕТУЕМ ПОЧИТАТЬ

100 самых интересных городов Мира

Узнайте все о самых интересных городах нашей планеты - приготовьтесь к кругосветному путешествию

100 великих кораблекрушений

Подборка самых страшных кораблекрушений в истории человечества

Физиогномика

Наука физиогномика стара как мир. Можно сказать, что она начала формироваться интуитивно. Задумывались ли вы когда-нибудь, почему без видимых причин один человек нам нравится, к другому мы испытываем антипатию, а третий вообще не вызывает никаких эмоций?

Сокровища затонувших кораблей

Узнайте какие сокровища таят в себе морские глубины.

ПРАКТИКА РАБОТ В КОНСЕРВАЦИОННЫХ МАСТЕРСКИХ

ПРАКТИКА РАБОТ В КОНСЕРВАЦИОННЫХ МАСТЕРСКИХ

Классификация или датирование ар­хеологических находок дело важное, но еще более важным является обес­печение сохранности этих находок. Му­зейные экспонаты в отличие от предме­тов, изготовленных промышленным путем, невосполнимы, и поэтому необ­ходимо делать все возможное, чтобы сохранить их при нормальном уходе. А в случае морских находок это осо­бенно сложно.

Кроме действия волн и морской фауны, которые сравнительно быст­ро могут разрушить затонувшее суд­но и его груз, имеются еще и другие силы, помогающие этому разруше­нию. Так, соленая морская вода ока­зывает сильно корродирующее дейст­вие на большинство металлов. Поэто­му. можно сказать, что затонувшее судно, имеющее предметы из различных металлов, представляет собой гигант­скую батарею. Морская вода служит электролитом, а металлы образуют ано­ды и катоды. Между различными метал­лами создается электрическое напряже­ние, и разрушение металлов, выступаю­щих в роли катодов, непрерывно про­грессирует.

Как же ведут себя различные мате­риалы в море? Чугун превращается в окись железа, кованое железо длитель­ное время реагирует подобно чугуну, медь и медные сплавы сильно корроди­руют, латунь реагирует по-разному (чем массивнее материал, тем лучше он сопротивляется), серебро легко превраща­ется в сульфиды и хлориды серебра, в результате чего образуется характер­ная черная масса; чистое золото де под­вергается электрохимическому воздей­ствию; твердый цинк, используемый для изготовления бытовых предметов (цин­ковые сплавы с различными составами), ведет себя неодинаково; наконец, свинец в твердом виде окисляется лишь поверх­ностно. Наряду с фактором морской воды у подводного археолога имеется еще целый ряд других проблем: большое количество находок, которые отно­сительно быстро извлекаются, а также размеры некоторых из них. Рассмотрим в качестве примера консервацию швед­ского военного корабля "Ваза", подня­того на поверхность в 1961 г.

Первоначальная задача состояла в том, чтобы провести исследование дерева и определить лучший метод его обработ­ки. Деревянные части корабля подверг­лись различным воздействиям в зависи­мости от их положения в иле и от породы дерева. Поверхности, которые не были покрыты глиной, как, например, палуб­ные надстройки, были затронуты про­цессом гниения на глубину до одного сантиметра. В то же время нижние части корпуса оказались весьма твердыми, не сгнившими. По мнению некоторых ученых, состояние дерева зависело от на­личия в нем особого грибка — возбуди­теля так называемого "мягкого тления". Этот грибок может существовать под водой и является основной причиной того, что поверхность дерева оказалась разрушенной. Правда, в тех местах, где когда-то находились соединительные металлические штыри, проеденные ржав­чиной, дерево оказалось разрушенным меньше.

Цвет частей судна из дуба был неоди­наков. Подавляющая часть его была очень темного цвета, однако некоторые куски были светлыми. При анализе дерева оказалось, что содержание желе­за в так называемом "черном дубе" составляет 0,2% веса, а в более светлых частях -- 0,01% по отношению к весу сухого дерева.

Разные породы дерева обладают раз­личной способностью к сопротивлению. Так, внутренние части предметов, изго­товленные из дуба, сохранились очень хорошо, а предметы из березы оказались сильно разрушенными. 6 соответствии с интенсивностью воздействия грибка про­центное содержание влаги меняется по отношению к весу сухого дерева. Напри­мер, были установлены колебания от 150 до 800% содержания влаги в одном и том же куске дуба. У березы это соотноше­ние часто превышает 1000%.

Самой большой задачей, которую нуж­но было решать, была проблема усушки дерева. Защита его от гниения остава­лась проблемой лишь до тех пор, пока дерево содержало такое количество вла­ги, которое создавало оптимальную сре­ду для жизни грибка. Опасность воздей­ствия насекомыми-древовредителями также невелика и может быть легко устранена.

У пробных кусков корпуса корабля, которые были высушены при комнат­ной температуре без воздействия сол­нечных лучей или источников тепла, усушка составила 15%. Результат этого опыта доказал, что сохранить корпус без консервации невозможно.

Первая задача группы консервации ко­рабля состояла в том, чтобы сохранить отдельные находки, полученные археоло­гами. Так как специальное помещение еще не было готово, корпус корабля несколько месяцев находился на от­крытом воздухе. Всего несколько часов нахождения на солнце могли быть до­статочными для того, чтобы подвергнуть большой опасности состояние уже по­порченного поверхностного слоя. Поэто­му все отдельные находки содержались в специальных резервуарах под водой. Для защиты от гниения в воду добавля­ли фунгицид. Корпус корабля постоянно обливался водой — на это уходило около 20 000 л в минуту.

Еще до наступления холодов было готово необходимое помещение. Специ­альная климатическая установка защи­щала судно от воздействия мороза. Необходимо было предохранить корпус от напряжений на разрыв и сжатие, ко­торые могли возникнуть под действием расширения воды? замерзшей в дереве и в местах соединений.

Между тем лихорадочно работали ла­боранты. До сих пор практика не знала случаев консервации археологических на­ходок таких огромных размеров, состо­ящих из органических субстанций. Пло­щадь одной только внешней поверх­ности корпуса составляла более 15 ООО кв. м, а объем равнялся 900 куб. м — это был действительно самый крупный в ми­ре объект, который предстояло закон­сервировать.

Вскоре стало ясно, что при помощи ни одного из существующих консерви­рующих средств нельзя было решить две большие и важные проблемы: предо­твращения гниения древесины и стаби­лизацию ее состояния. Для этого объекта необходимо было разработать специаль­ный метод пропитки. Самым верным путем оказался диффузионный метод. Для этого используются растворимые в воде субстанции или такие, которые смешиваются с водой и могут проникать как в мягкое, так и в твердое дерево.Возможность использовать различные пропиточные средства в значительной сте­пени зависит от породы дерева и от сте­пени гниения. Была сделана попытка использовать метилцеллюлозу. Однако вследствие пло­хой абсорбции она не давала достаточной защиты от повсеместно начинавшейся усушки и не сдерживала в достаточной степени наступления хрупкости поверх­ности дерева. Зато хороший результат обещала дать консервация с помощью полиэтиленгликола (ПЭГ).

Многие факторы влияют на абсорбцию и стабилизацию. Степень полимеризации ПЭГ может меняться в зависимости от молекулярного веса; от 400 (жидкое со­стояние при комнатной температуре) до 10 000 (очень твердое состояние). Другими важными факторами являются концентрация ПЭГ, выбор средства от грибка-паразита, температура, метод ис­пользования и растворитель.

Вначале была проведена пропитка де­рева при концентрации ПЭГ 4000 (30%), при температуре ванны 25^. Темпера­тура постепенно повышалась, пока не достигла 900, а концентрация не увели­чилась до 100%. Но тут выяснилось, что при такой начальной концентрации кон­сервирующего средства клеточная ткань дерева оказалась заблокированной для дальнейшего пропитывания. Таким о бра зом, консервирующее средство не могло больше проникать в дерево. Особенно это имело место при обработке дубово­го дерева. Поэтому при дальнейших работах была выбрана начальная кон­центрация ПЭГ 5% при постоянной тем­пературе 60°. Такой выбор оказался удачным. Опыты показали, что ПЭГ 1500 больше пригоден для консерва­ции, чем ПЭГ 4000. Повышение кон­центрации ПЭГ до 100% привело к слиш­ком быстрому высыханию дерева и сни­зило содержание влажности до нежела­тельной степени. Оказалось полезным снижать содержание влаги в дереве до тех пор, пока не будет достигнуто равно­весие с влажностью, ожидаемой в музее, так как при более низкой степени влаж­ности дерево вновь начнет увеличивать содержание влаги, что затем приведет к созданию напряжений в его теле. Чтобы воспрепятствовать гниению, был испробован весьма эффективный пента- хлорпеналат натрия (С^С^О). Недоста­ток состоял в том, что эта соль оседает не только в воде, но и в водных раство­рах ПЭГ; при этом образуется нераст­воримый пентахлорпенол, который не обладает проникающими свойствами. Поэтому группа специалистов-консерва- торов верфи "Ваза" разработала новый состав: фунгицида с ПЭГ. В качестве до­бавок используются боракс и борная кислота. Это консервирующее средство обладает хорошей проникающей способ­ностью и великолепно защищает дерево от грибка и насекомых. Одновременно это средство предохраняет от ржавения, является огнестойким и безвредным для человеческого организма.

Так как после поднятия корабля ак­валангисты еще несколько лет занима­лись обследованием места гибели суд­на в Стокгольмской бухте, то количест­во объектов, подлежащих консервации, скоро достигло 25 ООО.

Для консервации большинства нахо­док в первое время применяли два ме­тода работы: при прерывистом методе объекты погружаются в ванну с опреде­ленной начальной температурой и началь­ной концентрацией консервирующего средства; затем они попадают во вто­рую ванну с консервирующими средства­ми более высокой температуры и кон­центрации. Так консервация осуществля­ется шаг за шагом, пока не будет достиг­нута предписанная конечная температура и окончательная концентрация. Недостат­ки этого метода заключаются в длитель­ном времени, постоянном изменении по­ложения объектов, а также в том, что при смене ванн объекты соприкасают­ся с воздухом. К этому следует добавить, что в результате частого перемещения объектов они могут оказаться пов­режденными. Для крупных находок (например, потолочные балки длиной 11,  7 м) описанный метод работы непри­емлем. Ведь в этом случае понадобилось бы большое количество крупных резер­вуаров с соответствующими растворами, а это весьма сложно как в экономичес­ком, так и в пространственном отноше­нии.

Позднее стали главным образом рабо­тать по второму, непрерывному методу. Объекты помещались в пустой резер­вуар, который затем заполнялся кон­сервирующей жидкостью. В ходе кон­сервации—этот период колебался от 10 до 18 месяцев — повышалась концентра­ция и температура ПЭГ —в зависимости от состояния объекта. При высокой на­чальной температуре добавка боракса и борной кислоты не нужна, так как этот процесс сам по себе достаточно эффек­тивен й исключает гниение. Однако во время последующего периода сушки де­ревянные предметы подвергались опас­ности воздействия грибка.

Значительная часть работы по кон­сервации состояла в том, чтобы освобо­дить корпус "Вазы" от глины, ржавчи­ны, сульфида железа и других загрязне­ний. После того как все отдельные пред­меты на борту были учтены археологами, было осуществлено грубое мытье палуб, деревянного настила и других частей. Очень трудно было мыть в промежутке между настилом и внутренней перебор­кой, так как это пространство состав­ляло всего несколько сантиметров. Для того чтобы обеспечить безукоризненную очистку, были удалены несколько пото­лочных балок, трюмных балок и брус, проходящий между нижними накладны­ми дверями.

Чтобы решить проблему консервации корпуса, которая до сих пор считалась неразрешимой как в техническом, так и в финансовом отношениях, вначале были принять! временные меры. На берегу установили старый бак емкостью 3000 л. Его можно было легко наполнять кон­сервирующей жидкостью, смешивать эту жидкость и регистрировать расходуемое количество. Из этого бака консерви­рующее средство под давлением пода­валось в трубопровод, проходивший с внешней и внутренней стороны корпу­са судна. Через равные промежутки были установлены соединения с защел­ками, к которым присоединялись шлан­ги и форсунки. Такая система позволяла пятерым специалистам за пять часов провести полную обработку корпуса корабля.

До февраля 1965 г. такая обработка проводилась один раз в день, а в помеще­нии поддерживалась относительная влаж­ность (95%). С помощью этих мер предполагалось воспрепятствовать высыханию дерева и добиться максимальной абсорбции кон­сервирующего средства. В период с ап­реля 1962 г. по февраль 1965 г. прово­дился замер степени и глубины пропит­ки корпуса. В результате такой обработ­ки удалось достичь глубины проникно­вения ПЭГ до 18 см (шпангоуты "Вазы" имеют диаметр 45 см). Однако количест­во ПЭГ, содержащееся в дереве, было недостаточным. Поэтому в марте 1965 г. была введена новая система консерва­ции. Это была установка с програм­мным управлением, имевшая замкнутую систему. По бокам корпуса было уста­новлено 175 разбрызгивающих головок, а внутри — 96 так называемых колыбе­лек (принцип действия аналогичен раз­брызгивателям установки для поливки газона), имевших в общей сложности 192 разбрызгивающие головки. Вся эта система была укреплена таким образом, что пропитке подвергалась каждая часть. "Вазы". Чтобы не мешать реставрацион­ным работам, в дневное время опрыски­вание проводилось только пять раз, а ночью установка работала чаще. За сеанс на корабль расходовалось соот­ветственно 16 т ПЭГа, а всего за сутки на пропитку корпуса уходило 350 т ПЭГа. В комплект аппаратуры входило 600 м трубопровода и 800 м шлангов.

Однако не только деревянные пред­меты, но и текстиль, керамические и стеклянные сосуды, изделия из сплавов меди, свинца и цинка, железные предме­ты и др. подвергались обработке в кон- сервационных мастерских верфи Ваза. Находки из железа автоматически кон­сервировались в печи Макса Сиверта (полезная площадь 23x126 см, 23 квт, максимальная температура 1200°С). Здесь водород и окись углерода исполь­зовались для восстановления железа из окисй железа. Так, например, около 600 железных пушечных ядер, которые в свое время весили каждое 12 кг, прошли через эту печь. Сегодня вес этих ядер в лучшем случае составляет 8 кг. Многие больше не имеют железного сердечника, они легки, как теннисный мяч. Консерва­ция таких ядер оказалась особо слож­ным делом, так как ядра во время об­работки иногда распадались. Крупные предметы из железа консервировались с использованием бромистого лития по методу инженера Оке Бресслее.

В корпусе корабля было обнаружено шесть из десяти парусов "Вазы" - пло­щадь парусов составляла около 600 кв. м. Но они были настолько ветхими, что при неосторожном прикосновении мгно­венно разрушались. После тщательной очистки паруса были обработаны спир­том и ксилолом, так как иначе при естественном высыхании они бы про­должали распадаться. Так как парусина стала ветхой, то ее нанесли на опорную гкань из стекловолокна; нанесение было произведено при использовании двуэтил- гексилакрилата; изобутилакрилата и ис­кусственного материала из стирола, ко­торый был изготовлен группой специа- листов-консервагоров. Этот искусствен­ный материал защищает парусину от воздействия воздуха и ультрафиолето­вых лучей, а так как он и стекловолокно имеют одинаковый коэффициэнт пре­ломления, то опорная ткань оказывается невидимой.

"Ваза" является одним из старых судов, которое было поднято на по­верхность вместе со всем снаряжением, оно, несомненно, представляет собой крупную археологическую находку. Сей­час консервация корабля закончена. В последующие годы шведский адми­ральский корабль будет вновь воссоз­дан в том виде, в котором он 10 августа 1628 г. отправился в свое первое плава­ние. И тогда посетители музея смогут подняться на его борт.

 

ОСТАВИТЬ КОМЕНТАРИЙ

Write a comment

  • Required fields are marked with *.

САМЫЕ ПОПУЛЯРНОЕ

1 Как искать клады

2 Первые люди на луне

3 Призрачный мир

4 Соперник серебра

5 Психографология

6 Сексуальная агрессия

7 Сексуальные преступления

8 Тайны запахов и звуков

КУПИТЬ РЕКЛАМНОЕ МЕСТО
По вопросам размещения рекламы на сайте пишите на deniwebs@yandex.ru