СОВЕТУЕМ ПОЧИТАТЬ

100 самых интересных городов Мира

Узнайте все о самых интересных городах нашей планеты - приготовьтесь к кругосветному путешествию

100 великих кораблекрушений

Подборка самых страшных кораблекрушений в истории человечества

Физиогномика

Наука физиогномика стара как мир. Можно сказать, что она начала формироваться интуитивно. Задумывались ли вы когда-нибудь, почему без видимых причин один человек нам нравится, к другому мы испытываем антипатию, а третий вообще не вызывает никаких эмоций?

Сокровища затонувших кораблей

Узнайте какие сокровища таят в себе морские глубины.

ЧТЕНИЕ ХАРАКТЕРА ПО ЛИЦУ (ЭЖЕН ЛЕДО) - ФИЗИОГНОМИКА / Физиогномика приступников

ПРЕСТУПНИКИ

Какую грусть и какой ужас испытываем мы при чтении статистики преступлений, этой картины человеческой испорченности! — и однако ж, в действительности, было еще сильнее. Преступления скрытые равняются по своему числу преступлениям открытым и юридически засвиде­тельствованным, если принять во внимание, с одной стороны, количество развратных субъектов, преступные наклонности которых развиваются в тени и молчании и которые тайно обдумывают свои зловещие замыслы, и если, с другой стороны, вспомнить бесчисленное количе­ство злодеев, ускользающих от человеческого правосудия и спокойно наслаждающихся под покровом своего лице­мерия богатством, приобретенным посредством загадоч­ных преступлений, оставшихся нераскрытыми. Ввиду стольких ловушек, расставленных людям человеческим злодейством, и стольких опасностей, угрожающих нам, можно пожалеть о непроницательности людей, в которой они находятся относительно познания законов, открыва­ющих преступные наклонности и кровавые инстинкты. Скольким заблуждениям и ужасным сюрпризам подвер­гает их это невежество! Каково всеобщее изумление, когда приходится видеть человека, Пользующегося общим ува­жением и почтением, вдруг обвиняемого в ужасных пре­ступлениях и преступных склонностях, скрываемых им до тех пор. Это объясняется тем, что страсти, дурные ин­стинкты и самые ужасные преступные наклонности имеют пассивную фазу, во время которой они развивают­ся и как бы дремлют до той поры, когда, вступив в актив­ную фазу, начинают проявляться.Наклонности и страсти, предоставленные самим себе, прогрессивно развиваются до тех пор, пока не проявятся в исполнении самых постыдных желаний и в удовлетворении самых низменных наклонностей. Вот почему тот, кто позволяет своим страстям властвовать над собою, подвергается опасности нравственного падения. И если он обладает развратной натурой и жестокими инстинкта­ми, то непременно станет преступником.

Материалистическая доктрина неответственности чу­довищна и преступна; в борьбе со страстями она натал­кивает на подлости, оправдывает слабости и нравствен­ные падения и открывает двери всем дурным инстинктам.Правда, нелегко восставать против своей собственной натуры, управлять своими страстями, подавлять желания и побеждать дурные наклонности. Какие страшные уси­лия надо сделать, чтобы возвыситься над самим собой и порвать тяжелую цепь привычек! Какую силу воли нужно также иметь, чтобы покорить поток страстей, неистовая пылкость которых угрожает уничтожить совесть и разум! Однако то, что очень трудно, конечно, не невозможно; тот, кто имеет твердое желание делать добро, может без всякого сомнения, управлять своими страстями, как бы пылки они ни были, и сделать бессильными свои самые дурные наклонности. Путем беспрестанной борьбы, геро­ических усилий и ценой тяжких жертв освобождается умный человек от уз своих страстей и достигает таким образом того, что побеждает в себе человека животного и одерживает самую большую победу над самим собой. К несчастью, такие люди, которые относятся сурово и строго к самим себе, ненавидят все, что в них есть дурного, подавляют свои страсти и повелевают своими дурными наклонностями до такой степени, что становят­ся добродетельными, несмотря на увлечение натуры, склонной ко всем излишествам и ко всем порокам, слиш­ком редки. Между тем как число субъектов подлых, малодушных, испытывающих постыдное и унизительное иго своих страстей, очень велико. Сколько среди них таких, которые доходят до такой степени падения, что возбуждают свои самые дурные инстинкты и пачкают свою душу в преступных оргиях. Можно ли удивляться, что число порочных существ так значительно, когда люди во зло употребляют свою свободную волю, — когда они торгуют своим телом, унижают свою душу, отрекаются от своего разума и достоинства, — когда они — рабы своих пороков и собственной испорченности! При таком нрав­

ственном падении, этом презрении к добродетели и про­славлении порока можно ли удивляться при виде того, как роковым образом совершают преступления те, кто пред­расположен к этому ужасными наклонностями. Конечно, нет; потому что, естественно: тот, кто идет по скользкому пути, не может остановиться, °сли ускорит свой бег, и если в конце этого пути лежит пропасть, то он непременно упадет в нее.

Преступление не есть результат внезапного переворота в нравственной сущности человека. Это плод низости и глубокой его испорченности, когда он, побуждаемый пылкостью низких наклонностей, не находит ни в своем сердце, ни в своей совести, ни в любви к добродетели преграды для совершения зла. Постепенно, шаг за шагом продвигается человек по мрачному пути, ведущему к преступлению; и он приходит к нему только тогда, когда отречется от своей души, затемнит свой разум, задавит свою совесть и отбросит всякое чувство справедливости и человеколюбия.

Преступление не является результатом какой-нибудь склонности или особенного инстинкта. Оно — следствие индивидуальности, совершенно извращенной и испор­ченной, все страсти, наклонности, инстинкты и желания которой сходятся единственно и сознательно на злых помыслах.

Если глубоко всматриваться в свое нравственное су­щество и добросовестно анализировать собственные страсти, инстинкты, вкусы, симпатии и антипатии, то можно проникнуть в сокровеннейшие изгибы сердца и измерить в них глубину таинственных пропастей.Тенденция не вовлекает в действие, но только пред­располагает к нему; воля, однако, может, до известной степени, сдерживать самые жестокие наклонности. Но если человек полагается только на свои собственные силы и не имеет руководителя и поддержки в религиозной морали, то он напрасно будет бороться со своими дурны­ми инстинктами, одна его воля не в состоянии будет уничтожить их. Не нужно смешивать побуждение ко злу и предрасположение к дурному действию с его выполне­нием; так, многие люди бывают одержимы ужасными мыслями, без малейшего воздействия внешних побужде­ний, независимых от их воли: некоторые побуждения козлу или даже к преступлению внушаются невидимыми силами, подстерегающими человека в темноте и в молча­нии, поджидающими благоприятного момента для того, чтобы овладеть его умом. Поэтому у человека может невольно возникнуть мысль о преступлении, но при этом он останется чистым как в своей совести, так и в своих действиях. Очень вероятно, что самый умный и добросо­вестный человек может быть одержим самыми дурными мыслями; они могут мимоходом смутить чистоту и яс­ность его души, но совесть его останется незапятнанной ужасными кошмарами его мысли. Дурной человек вино­вен сознательно, потому что он свободно и охотно стре­мится ко злу и заранее обдумывает его выполнение. Поэтому трудно отличить в каком-нибудь субъекте пас­сивные тенденции от активных. Такое различие требует необыкновенной проницательности и глубокого знания человеческого сердца.

Печать преступления и знаки злодейства чаще всего бывают скрыты. Вот почему случается ежедневно, что люди очень рассудительные и осторожные, одаренные чувствительностью и даже проницательные, делаются жертвами гнусных злодеев, обманчивая и коварная фи­зиономия которых носит ложные признаки кротости, доброжелательности и честности.

Человек живет, нося на себе печать своей духовной сущности. Эта печать — мудрости или безумия, доброты или злости, которую он носит, — светится во всем его существе, и влияния, исходящие от него, бывают благо­детельными или вредными, смотря по его хорошим или дурным нравственным качествам.

Человек разумный и добродетельный, доброжелатель­ный и человечный остается таковым всегда. Его лицо, походка и голос служат верным отражением его нравст­венного существа и отражением его жизни.

Преступник носит на всем своем физическом существе знаки нравственной испорченности и клеймо злодейства; в его наружности видны признаки преступления. Его лоб носит неизгладимый отпечаток его непозволительных мыслей; его взгляд, злобный и оскорбительный, алчет преступления и убийства. И если он старается заглушить угрызения совести, подавляя последний крик умирающей совести, то его лицо изобличает и обвиняет его; так как нет ни одного звука его голоса, ни одной черты, ни одной морщинки, ни одного выражения на лице, которые бы не изобличали его гнусного лицемерия, не обнаруживали бы его жестокости и испорченности и не выдавали бы его преступных намерений.

Нет худших злодеев, чем те, у которых расчет предше­ствует мысли и выполнению преступления.

По каким таинственным причинам некоторые мест­ности имеют роковую и зловещую силу толкать к преступ­лению тех, кто имеет к нему некоторую предрасположен­ность? Это явление может быть объяснено различно: это или действие роковой и зараженной среды, имеющей способность производить подобие нравственного паде­ния, возбуждающего страсти и раздражающего самые дурные инстинкты; или же — действие дурного поступка, сильно влияющего на центры страсти и раздражающего дурные инстинкты, толкающие человека выполнять самые дурные намерения и даже внушающие ему разврат, противный его натуре. Но для человека действительно религиозного и поддерживаемого милостью свыше эти смущающие действия бывают непродолжительны, и чело­век может избавиться от этих назойливых попыток, уп­равляя своими дурными наклонностями и избегая этих зловещих местностей.

Следует заметить, что тенденция не требует необходи­мо действия и что соблазн, как бы он ни был силен, не влечет неизбежно падения; человек может избежать гибе­ли в том случае, если его воля будет энергично действовать против склонности, ведущей его к гибели. Но тот, кому не противны его дурные наклонности и кто уживается со своими страстями, непременно погибнет; и к несчастью, так случается с большей частью людей.

Подобно сумасшествию и самоубийству, преступление имеет эпидемические фазы; это нравственная чума, оск­верняющая души и жестоко поступающая с натурами, предрасположенными к нравственной порче. Типы преступников многочисленны и чрезвычайно разнообразны; они различаются между собой характерис­тической печатью, указывающей на побудительную при­чину преступления. Кровавая мономания имеет свой осо­бый тип; то же можно сказать и о других страстях. У многих субъектов указание на злодейство можно уви­деть только по некоторым судорожным движениям и раз­личным выражениям физиономии.Глаза и рот заслуживают при подобном изучении осо­бого внимания, потому что они обладают специфически­ми знаками, открывающими преступные наклонности.Не нужно смешивать дикую грубость, пассивную и необдуманную бесчувственность непросвещенной и гру­бой натуры с деятельной, дикой и свирепой злобой суще­ства, цинично бесчувственного и жестокого. Но это раз­личие трудно установить в грубых типах, оно чаще заключается в известных, выразительных, исчезающих знаках, чем в физических формах лица.

Самые опасные преступники, самые страшные и жес­токие злодеи те, у которых черная и свирепая злоба скрывается под покровом лицемерной, беспечной и жен­ственной физиономии. Если печать преступления лежит на этих безбородых лицах, то можно ожидать совершения самых низких и страшных преступлений.

Также среди мужеподобных женщин, имеющих не­большие усики, встречаются злодейки, отличающиеся жаждой крови, жестокой энергией, смелостью и отвагой в своих преступных деяниях. Нет такого преступления, такой низости, которой бы не совершили эти подлые мошенницы для удовлетворения своего гнусного корыс­толюбия. Их глубокая нравственная испорченность скло­няет их к самым отвратительным порокам.

Самые ужасные преступники — люди, рожденные под знаком Сатурна, в особенности если этот тип соединяется с типом Марса и с меланхолическим темпераментом; это — одиночки, старательно избегающие поверять кому- нибудь свои замыслы; по дорогам и улицам они ходят со взглядом, устремленным в землю, обдумывая про себя планы убийств и всемирного разрушения; они долго об­думывают свои проекты, прежде чем приводят их в ис­полнение; они действуют только в тени и ночью.


ОСТАВИТЬ КОМЕНТАРИЙ

Write a comment

  • Required fields are marked with *.

САМЫЕ ПОПУЛЯРНОЕ

1 Как искать клады

2 Первые люди на луне

3 Призрачный мир

4 Соперник серебра

5 Психографология

6 Сексуальная агрессия

7 Сексуальные преступления

8 Тайны запахов и звуков

КУПИТЬ РЕКЛАМНОЕ МЕСТО
По вопросам размещения рекламы на сайте пишите на deniwebs@yandex.ru